SKIF


.


SKIF  /  НАШИ ПУТЕШЕСТВИЯ  /  УКРАИНСКАЯ ПРИМОРЩИНА: О БЕЛЫХ, КРАСНЫХ И РАЗНООБРАЗНЫХ


   




          


   





УКРАИНСКАЯ ПРИМОРЩИНА: О БЕЛЫХ, КРАСНЫХ И РАЗНООБРАЗНЫХ


Статья публиковалась комментариями с 24 мая 2014 года полемическим ответом на статью "Дальневосточная Украина", опубликованную на сайте "Русская планета" 24 мая 2014 года:


О БЕЛЫХ, КРАСНЫХ И РАЗНООБРАЗНЫХ

Основная мысль статьи «Дальневосточная Украина», выделенная жирным шрифтом в самом начале, поражает своим размахом и демографической удалью одновременно:

«Век назад украинцы составляли две трети населения Дальнего Востока…»

Я не вполне уверен, понимает ли автор, что именно входит в понятие «Дальний Восток» с точки зрения всемирной географии, но всё же надеюсь, что речь идёт лишь о российском Дальнем Востоке, куда входит: Приморский, Уссурийский и Хабаровский край; Якутия, Чукотка и Камчатка; Амурская, Еврейская, Сахалинская и Магаданская область; острова: Курильские, Шантарские, Командорские и арктический остров Врангеля. Нередко к данному региону относят Забайкальский край, что вполне справедливо, как в силу исторических заслуг забайкальских казаков по колонизации Дальнего Востока, так и с позиции географического единства российских земель вдоль Амура и его истоков. Но здесь, чтоб удержать нить повествования, я ещё раз напомню основную мысль статьи «Дальневосточна Украина»:

«Век назад украинцы составляли две трети населения Дальнего Востока…»

Автор даёт совершенно искажённую картину этнического состава и колонизации Дальнего Востока, от которой у случайного и поверхностного читателя может сложится впечатление, что именно украинцы составляли  основу населения региона; но им, якобы по исторической несправедливости, не дали создать свою украинскую «Приморщину»…

С первых же строк – передёргивание фактов, рассчитанное на такого невнимательного читателя. Цитата:

"В конце XIX столетия первыми крестьянами, поселившимися в Приморье, стали выходцы из Черниговской и Полтавской губерний. Накануне 1917 года украинские села окружали Владивосток, переписи показывали в регионе 83% украинского населения. В годы революции и Гражданской войны наряду с белыми, красными и разнообразными интервентами здесь возникли и украинские части-"курени". Но после создания СССР все украинцы Приморья быстро стали русскими." (конец цитаты)

В первом предложении данного абзаца речь идёт обо всём Приморье.

Во втором - лишь о сёлах, окружающих Владивосток.

В третьем - о тех же сёлах вблизи Владивостока.

В четвёртом - вновь об украинцах всего Приморья...

Разницу улавливаете?

Информация подана так, что читатель действительно может подумать, что во всём Приморье проживало 83% украинцев! Хотя речь идёт исключительно об их численности в сёлах и хуторках вблизи Владивостока, где лишь после 1882 года начали расселяться украинцы, впервые прибывшие морем на пароходах Добровольного флота. А затем их привозили по "чугунке" Транссиба... Здесь самое существенное то, что до 1882 года в Дальневосточном регионе переселенцев с Украины практически не было, но весь обширный Дальневосточный край уже был к тому времени завоёван, исследован и фактически колонизирован русскими землепроходцами, начиная с середины XVII века, что и предопределило его присоединение к России. Транссиб ведь тоже не китайцы построили. И уж тем более, не украинские крестьяне.

Кстати, "старожильческим" населением называли именно русское население Дальнего Востока, в основном - потомков казаков и староверов, тех, кто создавал портовые города и посёлки Приморья, двигаясь "навстречу Солнца" задолго до появления пароходов и паровозов. Среди таких "старожильческих" первопроходцев украинских крестьян не было. Чужое брать некрасиво.

*   *   *

Особо надо отметить первое предложение первого абзаца. По-моему, это абсолютный "шедевр" новейшей украинской мысли:

"В конце XIX столетия первыми крестьянами, поселившимися в Приморье, стали выходцы из Черниговской и Полтавской губерний." (конец цитаты)

Бедное Приморье! Что же ты кушало до наступления XX века? Может, древесную кору? Больше всего здесь должны возмутиться корейцы, которые активно расселялись в окрестностях Владивостока с 1869 года. По данным переписи 1926 года, корейцев обоего пола в Приморье было 168 009 человек. Почти исключительно земледельцы, традиционно весьма и весьма искуссные.

А что, автор действительно считает, что в годы Гражданской войны в Приморье 83% украинцев, создавших "украинские части-курени", довольно "быстро стали русскими" после взаимодействия с 17% "белых, красных и разнообразных интервентов"? Очень любопытно... И даже похоже на правду.

Комментарий от 24 мая 2014, 18:40



СОЗДАТЕЛЬ ОБРАЗА ДЕРСУ УЗАЛА И ЕГО КНИГА "БЫТ И ХАРАКТЕР НАРОДНОСТЕЙ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО КРАЯ"

Вопросы о том, кто именно из россиян (и не только россиян), в какие времена и при каких обстоятельствах населял Дальний Восток до Нерчинского трактата 1689 года, и после Айгунского договора 1858 года, когда край окончательно перешёл под юрисдикцию России, - все эти вопросы были давным давно беспристрастно изучены бывшим царским офицером, разведчиком, ставшим впоследствии известным советским писателем, путешественником и исследователем Дальнего Востока - В.К. Арсеньевым. Учёный мирового уровня, создавший бессмертный литературный образ охотника гольда Дерсу Узала, незадолго до своей смерти написал в соавторстве с Е.И. Титовым книгу «Быт и характер народностей Дальневосточного края», изданную в 1928 году в Хабаровске и Владивостоке. Численность представителей разных национальностей, населяющих край, там дана с точностью до одного человека.


Владимир Клавдиевич Арсеньев (1872 - 1930) в форме пехотного офицера царской армии. Дореволюционное фото.



Далее я приведу несколько обширных цитат из этого исследования. Делаю это не столько из желания полемизировать с довольно слабой и сумбурной статьёй о судьбе украинской «Приморщины», сколько из желания проинформировать посетителей сайта о содержании редкого раритетного издания. Книга, кстати, на долгие годы была фактически спрятана от читателей, а у самого Владимира Клавдиевича возникли большие проблемы с чекистами «за вредную пропаганду». В то время говорить правду о великороссах в Советской России было столь же небезопасно, как и в современной Украине. Даже сам термин «великоросс» был под негласным запретом, что вполне понятно. Ведь ещё Ульянов-Ленин призывал большевиков «сломать хребет великорусскому самодержавию», что и делалось, в том числе методами исторической фальсификации. Роль инородцев старались всячески возвысить, а великороссов – умалить… Именно из этой антирусской исторической концепции «растут ноги» многих и многих национализмов на постсоветском пространстве.

(О проблемах В.К. Арсеньева с ЧК в статье: http://7dney.by/ru/issues?art_id=1362 )


Гольд Дерсу Узала (1848 - 1908), охотник и следопыт, друг Владимира Арсеньева.



Итак, используя результаты переписи 1926 года по региону Дальнего Востока, авторы Арсеньев и Титов приводят численность великороссов: 953.750 души обоего пола; малороссов: 315.203 души обоего пола. То есть настоящих этнических украинцев было в три раза меньше, чем настоящих этнических русских. Едва ли эти цифры сильно отличались от тех, что были десятью годами ранее. Разумеется, ни о каких «двух третях» украинцев при «одной трети» русских речь идти вообще не может. Или может, но лишь для современных украинских исторических пособий, учебников и т.д.

Перед тем как привести цитаты из материалов В.К. Арсеньева, обращаю внимание ещё на один момент. В дореволюционных источниках этноним «русский» часто использовался не столько в этническом смысле, сколько в культурно-языковом, что и порождает различные современные спекуляции. Настоящих русских тогда называли не при помощи прилагательного «русский», а при помощи существительного «великоросс»… Того же стиля придерживаются авторы книги «Быт и характер народностей Дальневосточного края», подразумевая под «русскими» сразу несколько национальностей. Но именно русских (в современном понимании) они называют великороссами.

Конкретно по Дальнему Востоку в графу «русские» Арсеньев и Титов включают: великороссов, украинцев, белорусов и молдаван. Что сделано не из стремления «русифицировать» нерусские народы, но исключительно из необходимости выделить из общего населения, весьма различного в этно-культурном смысле, тот основной массив, который, во-первых, общается на русском языке; и во-вторых, находится в сфере влияния русской культуры. В данном смысле прилагательное вполне оправдано.

Комментарий от 24 мая 2014, 22:30



Цитата:

"...ЭНОГРАФИЧЕСКИЕ ГРУППЫ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА.

С точки зрения хозяйственных форм, выявляемых той или иной народностью, все население Восточной Сибири можно разделить на четыре основных группы:

1. Русские: великороссы, украинцы, белоруссы и молдаване (Имеются ввиду обрусевшие представители романской народности).

2. Культурные народы Восточной Азии (китайцы, корейцы, японцы).

3. Аборигены (тюрко-татары, тунгусо-маньчжуры и палеоазиаты).

4. Метисы (забайкальские, камчадалы, местные жители Гижигинского уезда и бассейна Анадыря).

Эти четыре этнические группы, общей численностью 1.881.351 человек... расселены на пространстве в 2.647.500 кв. км. Следовательно, на 1 кв. км, в среднем, приходится 0,7 человека.

Более плотное население мы видим на границе русского Дальнего Востока с Китаем (1,4 чел.) и наиболее редкое в Охотско-Камчатском крае (0,8 человека на 30 кв. км.).

Кроме перечисленных народностей, колонизировавших край, на ДВ имеются еще и другие, которые не занимают определенной территории, а как бы вкраплены отдельными семьями в основную массу великороссов, украинцев или туземцев. Чаще всего их можно встретить в Забайкалье, Амурской губ. и в Уссурийском крае. В приводимой ниже таблице они указаны в порядке убывающей численности (Статистический справочник, издание Дальне-Восточ. Обл. Статистического Управления, г. Хабаровск, 1925.).

1. Поляки... 10715 чел.

2. Евреи... 7829 чел.

3. Татары... 5978 чел.

4. Латыши... 3082 чел.

5. Немцы... 2220 чел.

6. Эстонцы... 2178 чел.

7. Литовцы... 1824 чел.

8. Греки... 571 чел.

9. Цыгане... 226 чел.

10. Проч. неизв... 18174 чел.

Итого 52787 ч. (По данным переписи 1926 г. значится 86419.)..." (конец цитаты)

Из книги: Арсеньев, Е.И. Титов «Быт и характер народностей Дальневосточного края», Хабаровск – Владивосток, 1928 г.

Комментарий от 24 мая 2014, 22:30



Цитата:

"РУССКИЕ.

В голове этнической группы, названной "русскими", стоят великороссы, численностью в 953.750 душ обоего пола. Появление их на территории Дальнего Востока разновременное.

ВЕЛИКОРОССЫ.

Сначала движение великороссов было направлено на Якутск (1632 г. - основание Якутского Острога), а оттуда уже, как по радиусам, они двигались к Ламскому (Охотскому) морю и далее на Камчатку, к Ледовитому океану и на юг в Амурскую область, которую после Нерчинского трактата "россияне" должны были оставить. Вторичная колонизация нынешней Амурской губернии началась с 1858 года после Айгунского договора с Китаем, а в следующем, 1859 году мы уже застаем русские поселения и в Уссурийском крае. 

Первые засельщики - великороссы - шли в Восточную Сибирь за свой страх и риск, но затем в начале 80-х годов прошлого столетия русское правительство вмешивается в это стихийное движение и начинает направлять колонистов на параходах Добровольного флота морем через Владивосток. Еще раньше, с целью закрепления границы по левому берегу Амура и по правому - Уссури, были посажены переселенные из Забайкалья казаки. Когда же вновь приобретенные земли соединились со своей метрополией железной дорогой, явилась возможность вести колонизацию более успешно сухопутьем. В особенности массовое переселение крестьян-землеробов произошло в период с 1906 по 1910 годы.

Местами выходов великороссов были, по преимуществу, северные области Европейской России. Говоры русского старожильческого населения Сибири относятся, в основной своей массе, к северо-великорусской диалектической группе, и только небольшая часть старинного русского населения Сибири говорит по южно-русски, например, сибирские старообрядцы (семейские) за Байкалом (с примесью особенностей юго-западно-русских, малорусских и польских).

В настоящее время мы застаем великороссов, расселившихся более или менее плотной массой по южной приграничной полосе Забайкалья, по всему левому берегу Амура (особенно в низовьях рр. Буреи и Зеи), по обе стороны нижнего Амура от гор. Хабаровска до устья, затем по нижнему течению правых притоков Уссури, в Ханкайском и Сучанском районах и в бассейнах мелких рек (к востоку от хребта Сихотэ-Алиня), несущих свои воды непосредственно в море. Чем дальше от Амура на север, тем, несмотря на большую давность владычества великороссов, их там становится все меньше и меньше. 

(...)

По характеру своему великоросс - человек достаточно подвижный и в то же время оседлый, энергичный и порывистый: у него периоды равнодушия и апатии часто сменяются весьма напряженной деятельностью; переход от мысли к делу чрезвычайно быстр.
На Дальнем Востоке нельзя брать великоросса изолированно: его нужно рассматривать, сравнивая с желтыми соседями, в особенности с китайцами. Там, где нужно произвести спешную работу в краткий срок, великоросс является незаменимым работником, но при условии, чтобы эта работа не имела затяжного характера и не была однообразна и монотонна; но где работа длительная и методично-однообразная, там приходится отдавать предпочтение китайцу. Когда тот и другой работают рядом, великоросс сначала быстро обгоняет китайца, затем начинает отставать. Первый ищет большего заработка, второй не ставит на первом месте расценки труда, - для него важно только, чтобы источник заработков был возможно продолжительным или даже неиссякаемым.
Такие свойства характера великороссов объясняют нам их всестороннюю деятельность и в связи с этим приспособляемость к окружающей обстановке. Мы видим великороссов на золотоносных приисках, на различного рода земляных работах, на постройках железных дорог; они рубят и возят лес, занимаются охотой, разными отхожими промыслами. Великороссы часто меняют работу, переходят с одного места на другое, и в то же время мы застаем их на таких, казалось бы, сугубо оседлых занятиях, как садоводство и пчеловодство.
Большинство из них, прибыв сюда из лесистых северных губерний, стали не край приспособлять к себе, а сами старались приспособиться к новым условиям жизни. В этом отношении лцчше всего сумели устроиться староверы в Уссурийском крае. Они занимаются земледелием (но не считают его главным своим занятием), затем поисками ценных руд, охотой и соболеванием, разводят пятнистых оленей, ищут жень-шень, ловят и солят рыбу, собирают ягоды и орехи, сушат грибы и т.д. На тайгу они смотрят, как на источник дохода, а не как на источник страданий и огорчений.
Где бы великоросс ни поселился, он строит дом из леса, который к месту своего жительства доставляет иногда издалека. Волжане, наоборот, избегают леса, селятся на более открытых местах и всю свою энергию направляют в область земледельческой культуры. У последних наблюдается удивительная консервативность. Живя рядом с китайцами, у которых бытует высшая форма земледелия, они упорно не хотят расстаться с теми приемами, которые принесли их отцы и деды, и ведут земледелие по-старому, как в России.
Все эти свойства великоросса - консервативность и в то же время приспособляемость, завоевательные стремления и умение подойти к туземцу, - делают из него замечательного колонизатора, особенно, когда эта энергия направлена в более южные широты, где способности человека находятся под меньшим давлением природы, чем на севере. Здесь уместным будет отметить, что земледельческие традиции лучше всего сохранились у сектантов (молокан и старообрядцев-беспоповцев). Люди эти шли на Дальний Восток по собственной инициативе, преследуемые за религиозные убеждения. На новые места они смотрели как на вторую родину и обосновывались прочно, как настоящие колонисты. Природные земледельцы - они не стремились проникать далеко на север, сторонились туземцев и потому наиболее сохранили чистый тип русских людей со всеми присущими им свойствами." (конец цитаты)

Из книги: В.К. Арсеньев, Е.И. Титов "Быт и характер народностей Дальневосточного края", Хабаровск - Владивосток, 1928 г.

Комментарий от  24 мая 2014, 22:39


Цитата:

«…УКРАИНЦЫ.

Второе место в численном отношении занимают украинцы, всего 315.203 души обоего пола.

Первые украинцы появились на Амуре в 1882 году, когда началась перевозка переселенцев морем на пароходах Добровольного флота. Мы уже видели, что движение великороссов в Восточную Сибирь происходило с запада на восток. Украинская же колонизация шла в обратном направлении: с востока на запад, и первых украинских переселенцев мы застаем в Южно-Уссурийском крае. Когда же через всю Сибирь прошла железная дорога, число украинских колонистов стало быстро возрастать. Этим объясняется современное их расселение. Они осели, прежде всего, по путям своего продвижения, около железных дорог и других путей сообщения по Забайкалью, в Амурской и Приморской губерниях. Уже по нижнему течению Амура, от Хабаровска до Николаевска, они встречаются одиночными семьями, а в Охотско-Камчатском и Чукотско-Анадырском крае их нет вовсе. В Приморской губернии украинцы особенно плотно расселились: по всему Южно-Уссурийскому краю, в бассейне нижнего течения правых притоков р. Уссури и в прибрежном (Ольгинском) районе до мыса Олимпиада. Здесь они представляют подавляющее большинство.

Украинцы - выходцы из южно-русских губерний - обитатели степей с теплым климатом - по прибытии на Дальний Восток, естественно, стали искать такие места, которые по своим физико-географическим условиям ближе всего подходили бы к Украине. Это собственно и вынудило их занть Южно-Уссурийский край и жаться к государственной границе с Китаем, где большая часть мест была свободна от леса.

Центром тяжести в хозяйстве украинцев являются: земледелие, огородничество и скотоводство. Они больше земледельцы, чем великороссы; любят жить хуторами и потому, например, охотно занимают должности путевых сторожей по линиям железных дорог.

Степняки-украинцы не выносят леса и уничтожают его не столько топором, сколько огнем; в то же время они любят, чтобы около их хат росло несколько больших деревьев, точно так, как это было на родине.

Поселившись в стране, изобилующей лесом, украинцы, в большинстве случаев, строят свои хаты (мазанки) из глины, а крыши кроют соломой, пол жилища имеют земляной и печку складывают из сырца. Иногда, несмотря на близость реки, они все-таки роют колодцы, объясняя это тем, что вода из колодца вкуснее и холоднее. Они боятся сибирских рек, их быстрого течения и не имеют своих (национальных) лодок. Будучи настоящими землеробами черноземной полосы, они не удобряют земли, а предпочитают корчевать и подымать целину, лишь бы только не унаваживать. 

Если у великоросса мы наблюдаем тенденцию сеять рожь, то у украинца - всегда пшеницу, даже в тех случаях, когда он забрался слишком северно; но ничто так ярко не отражает места выхода украинцев, как их бахчи с арбузами, дынями и неизменными всюду подсолнухами.

В противоположность великороссам, которые снизили свое скотоводческое хозяйство до туземного уровня там, где они его застали, украинцы, наоборот, приобретя скот у соседей в отвратительном состоянии, тщательным уходом за ним в короткий срок всегда достигали хороших результатов. Кроме рогатого скота, они держат свиней. Постоянными поставщиками свиного сала на городские базары являются именно украинцы.

Охотой занимаются они мимоходом и только по птице около дома. Они совершенно игнорировали пушные промыслы, в том числе и соболеванье. Исключение составляют украинцы, осевшие в Уссурийском крае, среди которых встречаются страстные охотники и даже тигробои.

Если они не гнушаются совсем рыболовством, то, во всяком случае, относятся к нему равнодушно, а между тем на Дальнем Востоке рыболовство в значительной степени могло бы улучшить их материальное благополучие. Великоросс не мыслит хозяйства без лошади, а украинец без вола. Но было бы ошибочно думать, что у них нет лошадей. И здесь рогатый скот вытесняется лошадью.

Никто из переселенцев так крепко не придерживается традиции, как украинцы. Дкятельность свою они ограничат известными рамками, выйти из пределов которых не хватает решимости и воли даже в тех случаях, когда есть свободное время и новые источники дохода под рукою. Вот почему украинец производит впечатление упрямого и ленивого человека и вот почему, несмотря на обилие окружающих его естественных богатств, он чаще других бывает в нужде.

Великороссы сумели наладть свои отношения с туземным населением и позаимствовать от последних новые приемы эксплуатации естественных природных богатств страны, украинец же не терпит соседства "инородцев"-аборигенов и всячески вытесняет их с веками насиженных мест.

Суммируя все изложенное выше об украинцах, мы должны сказать, что они настойчивы и трудолюбивы, но менее великороссов приспособлены к жизни на Дальнем Востоке. Выдержка их в работе не выходит их границ хозяйственного консерватизма. Именно это обстоятельство и является самым большим препятствием к возможности поднятия производительности их труда. Но влияние окружающей обстановки и просвещение рано или поздно должны будут сказаться и выведут украинцев из состояния национальной неподвижности." (конец цитаты)

Из книги: В.К. Арсеньев, Е.И. Титов «Быт и характер народностей Дальневосточного края», Хабаровск – Владивосток, 1928 г.

Комментарий от 24 мая 2014, 22:40





© А.Н. Новиков






Гостевая книга
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS