SKIF


.


SKIF  /  НАШИ ПУТЕШЕСТВИЯ  /  ПРОСТЫЕ ГЕОМЕТРИЧЕСКИЕ ФИГУРЫ


   




          


   





ПРОСТЫЕ ГЕОМЕТРИЧЕСКИЕ ФИГУРЫ

  
  
  Если страна бедна и в то же время направляет свои усилия на войну,
  то яд появляется в стане противника...
  и она несомненно станет могущественной.
  Если страна богата и в то же время ни с кем не воюет,
  то яд появляется внутри этой страны... и страна несомненно ослабеет.
   Шан Ян
  
  
  

В качестве предисловия - авторский комментарий 2015 года на СТАТЬЮ

  Материал качественный, с учётом недостаточной исследованности данной темы историками; в основном - по причине сокрытия неблаговидных фактов польской стороной. Да и наши в советский период постарались не тревожить прах своих несчастных красноармейцев, брошенных бездарными командирами на растерзание и смерть в польских концлагерях. Причина тому - банальная политика. Сейчас это немного странно звучит, однако напомню, что антинатовский военный блок назывался "Варшавским".
  В той трагедии особая роль принадлежит диктатору Юзефу Пилсудскому, типичному польскому фюреру, у которого немецкий фюрер многое позаимствовал "по-соседски" ещё задолго до оккупации Польши войсками вермахта. Именно Пилсудский санкционировал злобное отношение к пленным красноармейцам, сыграв на застарелой исторической неприязни поляков к русским. Российские пленные массово погибали не только в концлагерях... Многих, особенно раненых, крестьяне добивали прямо на полях после сражений, при попустительстве польских военных. Имелось даже специальное "Воззвание" Пилсудского, на что обратил внимание известный исследователь Польской истории профессор Г.Ф. Матвеев.
  ЦИТАТА: "...достаточно широкое распространение на заключительном этапе войны получило уничтожение красноармейцев, оказавшихся в польском тылу. Правда, свидетельств тому в нашем распоряжении не так много, но зато они весьма весомы. Как по-иному можно понять смысл обращения главы польского государства и верховного главнокомандующего Ю. Пилсудского "К польскому народу", датируемого примерно 24 августа 1920 г., т.е. временем, когда разгромленные под Варшавой красные части стремительно отступали на восток. Его текст не вошел в собрание сочинений маршала, но приведен полностью в посвященной войне 1920 г. работе католического священника М.М. Гжибовского. В нем, в частности, говорилось:
  "Разгромленные и отрезанные большевистские банды еще блуждают и скрываются в лесах, грабя и расхищая имущество жителей.
  Польский народ! Встань плечом к плечу на борьбу с бегущим врагом. Пусть ни один агрессор не уйдет с польской земли! За погибших при защите Родины отцов и братьев пусть твои карающие кулаки, вооруженные вилами, косами и цепами, обрушатся на плечи большевиков. Захваченных живыми отдавайте в руки ближайших военных или гражданских властей.
  Пусть отступающий враг не имеет ни минуты отдыха, пусть его со всех сторон ждут смерть и неволя! Польский народ! К оружию!".
  Обращение Пилсудского крайне двусмысленно, его содержание можно было толковать и как прямой призыв к истреблению оказавшихся в польском тылу красноармейцев, хотя об этом прямо и не говорилось.
  Воззвание Пилсудского имело самые серьезные последствия для "великодушно" брошенных на поле боя раненых красноармейцев. Свидетельством тому может служить напечатанная по горячим следам Варшавского сражения в польском военном журнале "Беллона" заметка, содержавшая сведения о потерях Красной армии. В ней, в частности, говорится: "Потери пленными до 75 тыс., потери погибшими на поле боя, убитыми нашими крестьянами (выделено автором - Г.Ф. Матвеевым) и ранеными - очень большие" (Из статьи Г.Ф. Матвеева "Еще раз о численности красноармейцев в польском плену в 1919-1920 годах").
  Комментарий от 17 ноября 2015, 23:46
  

  Вековая загадка советской интервенции в Польшу

  Когда вспоминают, что Финляндия оказалась единственным национальным регионом старой России, где власть большевиков не смогла установиться, то это не так. В бывших российских губерниях поляки ещё раньше ответили эффективным сопротивлением на попытку возвратить их в прежнее имперское пространство, перекрашенное с "белого" на "красное".
  В современных источниках Советско-Польскую войну 1919-1921 гг., бесславно проигранную нашими, иногда датируют одним лишь 1920 годом, из-за разных трактовок начала и окончания. Например, Пилсудский считал, что боевые действия начались уже в 1918 году, после низложения подконтрольного немцам Регентского Совета. В советских источниках датировали конкретнее и обязательно в победном ракурсе: "...Началась 25 апр. 1920 г. наступлением польск. войск на Киев... (...)...Не имея сил продолжать войну, польск. пр-во согласилось 12 окт. на перемирие, а 12 марта 1921 подписало мирный договор" ("Советский энциклопедический словарь", М., 1979).
  Советская "победная" трактовка результатов этой войны была откровенно глумливой в отношении памяти погибших красноармейцев. Если бы не Катынская трагедия - о них бы забыли навсегда. Да и вспомнили не столько из гуманных или исторических соображений, но чтобы сказать в ответ: "Ваши тоже хороши". Действительно, примерно половина бойцов не вернулась из польских концлагерей, сгинув там за короткое время. Даже по польским оценкам, скорее всего заниженным, в одном лишь Тухольском концлагере (он на фото) погибло 22 тысячи красноармейцев. Общее число попавших в плен оценивается в 165 550 человек, без учёта того, что от 40 до 50 тысяч бойцов РККА, уцелевших после разгрома, перешли границу, оказавшись в Веймарской республике, словно в насмешку над одним из лозунгов Польского похода: "Через Варшаву на Берлин!". Этим повезло. До Берлина они не дошли, но в немецких лагерях для интернированных условия содержания оказались тогда гуманнее, чем в польских лагерях для военнопленных.
  
  
  
  ЦИТАТА: "...согласно официальным инструкциям польских властей все военнопленные в лагерях были подразделены на 4 категории. Первая -категория - "русские" - это та часть пленных, которая поддавалась белогвардейской агитации и являлась переходной ступенью на пути в их формирования. Пленные этой категории жили в относительно сносных условиях. На их территории имелись школы, библиотеки, а в бараках имелись кровати. Вторая категория - "поляки" - это бывшие красноармейцы польской национальности, попавшие в плен. Из этой категории по мере возможности пополнялись польские воинские части действующей армии. Условия их жизни были несколько лучше, чем у военнопленных остальных двух категорий. Третья категория - "большевики" - это самая многочисленная часть красноармейцев, попавших в плен во время боевых действий. Жила эта категория в тяжелейших условиях, в постоянном холоде, голоде и бесправии. И, наконец, четвертая категория - "красноармейцы-коммунисты". Она находилась в самых жутких условиях, в бараках, окруженных колючей проволокой, без права общения между бараками. Режим был тюремный. Пленные были одеты хуже всех и почти все без обуви. Администрация лагеря объясняла это тем, что коммунисты, мол, не ходят на работу. Некоторые бараки были переполнены настолько, что пленные "не могли лежать, а принуждены были стоять, облокотившись один на другого". В таком же режиме, как и пленные коммунисты, находились и пленные красноармейцы-евреи. Их положение усугублялось еще и тем, что в то время в Польше резко поднялась волна антисемитизма" (Н.С. Райский "Польско-советская война 1919 - 1920 годов и судьба военнопленных, интернированных, заложников и беженцев", М., 1999).

  В целом Польско-Советская война явилась инерционным последом Первой мировой и одновременно самым западным фронтом широкомасштабной Гражданской войны на всей территории Российской империи, рухнувшей по вине большевиков. Тогда многие недавние союзники россиян вскоре перестали ими быть, и речь не только о странах Антанты. После Брестского мира в стране изменилось этническое восприятие "друзей" и "врагов". Пример чехов и словаков, готовых воевать за старую Россию на германском фронте и ставших врагами в новой России, - весьма показательный, но не единственный. Точно так красноармейцам пришлось воевать против поляков, в значительной мере - своих соратников по Мировой войне и бывших российских подданных, которые после ухода немецких войск начали оккупацию Белоруссии, Литвы и Украины, согласно планам Юзефа Пилсудского. Это факт известный. Но мало кто вспоминает, что на территории РСФСР после Первой мировой войны находилось свыше 3 миллионов польских беженцев из Восточной Европы, которых, спасая от немцев и австро-венгров, россияне разместили на проживание в 69 губерниях ещё до Октябрьского переворота. Разумеется, во время конфликта судьба этих разрозненных беженских групп становилась проблематичной.
  Романтические попытки Пилсудского возродить Польшу как Речь Посполитую, в зените исторической славы и границах 1772 года, вызывали озабоченность не только сопредельных стран, но и дружественных государств Антанты, где опасались, что если немцам через большевиков удалось пролонгировать "экспорт" своей агрессии в Россию, то в случае нового обострения есть риск заполучить революционный "импорт" Гражданской войны из России в Европу. В то же время Польша рассматривалась многими как буфер между Западом и Советской Россией, что вполне устраивало того же Пилсудского, с небольшой поправкой: да, буфер, но от Балтийского моря до Чёрного. По крайней мере, на политической карте и с точки зрения обывателей это смотрелось неплохо: храбрые польские рыцари - защитники Запада.
  
  
  
  Итак, мотивации польской стороны в конфликте 1919-1921 гг. вполне понятны и объяснимы: националистическими, оборонческими, антибольшевистскими, антиимперскими, историческими и экономическими причинами. И напротив, с рациональной точки зрения нам трудно понять-объяснить мотивации советской стороны, отправившей в Польшу несколько сот тысяч красноармейцев, в то время как молодая Советская Республика, пребывая в окружении интервентов, ещё продолжала борьбу на некоторых фронтах Гражданской войны. Одно дело - вести приграничные военные действия сдерживания, и совсем другое - организовать мощный наступательный поход, требующий кратного превосходства над противником.
  Положение усугублялось тем, что к 1920 году армия Польши была хорошо вооружена, материально укомплектована и обучена инструкторами Антанты. Что же касается патриотизма и атибольшевистских настроений в боевых частях, то они не оставляли даже малейших надежд на радушный приём комиссаров. Со стороны населения - то же самое, если не хуже, учитывая рост антисемитизма. Не будем забывать, что Европу после Первой мировой наводнили сотни тысяч эмигрантов и беженцев из России, пострадавших от большевистского беспредела и экономической разрухи Гражданской войны. Обо всём этом вожди РСФСР знали прекрасно, отправляя крупный контингент созидать "пожар мировой революции" в центре Европы среди тех, кого они сами могли бы назвать несознательными пролетариями или мелкобуржуазными элементами, кулаками и лавочниками. Однако, раз военная интервенция в Польшу состоялась, значит весомые причины для её реализации имелись, помимо утопических идей мировой революции и противодействия политическим планам Пилсудского.
  Историки, исследуя данный конфликт, оценивали события с точки зрения формальной военной и политической логики. Но было бы ошибкой думать, что в дальние походы бойцов отправляют исключительно для завоевания территорий и победы над врагом. Могут быть и иные мотивации, не столь героические. Чтобы приблизиться к их пониманию, надо обратиться к более ранним событиям 1918 года.
  

  Кто спас Социалистическое Отечество в 1918 году?

  К началу масштабных боевых действий с "панской Польшей", государством только-что воссозданным при активнейшей поддержке западных держав и западных кредитов, в основном со стороны Франции, - у большевистских лидеров появился дополнительный стимул против сторонников Антанты. Советскую Россию брезгливо устранили от победного дележа активов кайзеровской Германии по окончанию Мировой войны. Меркантильный буржуазный Версаль почему-то не оценил боестолкновений отступавших прокоммунистических отрядов с немцами в районе Пскова, когда в феврале 1918 года были взорваны два вагона с пироксилином. Этих событий оказалось достаточно, чтобы до сих пор отмечать российский День защитника Отечества, и совершенно не достаточно, чтобы Антанта забыла про один "запломбированный".
  Позднее сталинская пропаганда увяжет февральские бои рабочих отрядов под Псковом с большевистским лозунгом "Социалистическое Отечество в опасности!", опубликованным во время тактической паузы в сепаратных переговорах с немцами, наступавшими на Петроград. Синхронность по датам здесь имеется, но связь неубедительна в условиях того хаоса и разброда, который царил в войсках, полностью разложенных и настроенных на братание с врагом после продолжительной большевистской агитации. Любой революционный боец мог задать себе лично и кому угодно вопрос: "Вчера призывали брататься с немцами, а сегодня призывают на борьбу с ними... Почему я должен стрелять в того, с кем только что братался?"
  Психологически, большевистский лозунг мог иметь в те дни только раздражающее значение. До момента своего истерического призыва к борьбе с немцами, вожди Советской Республики уже несколько месяцев вели с ними же изнурительные... нет, не бои, - а сепаратные переговоры, фактически сдавая по дешевке огромнейшие территории и все военные заслуги России в Первой мировой войне за предстоящий "похабный" Брестский мир и собственную политическую легитимность.
  Немцы со своими союзниками отлично понимали двусмысленность положения большевистских переговорщиков и особо не церемонились. Мало кто сомневался, что война центральными державами будет проиграна, - но революционная российская власть, преследуя свои цели, подстилала под упавшее немецкое самолюбие мягкую русскую соломку, смягчая крушение всех имперских устремлений в духе Бисмарка. Каждый переговорщик со стороны Тройственного союза понимал и то, что Россия фактически капитулирует перед побеждёнными, выбывая из числа будущих победителей, и становится самой проигравшей стороной в Мировой войне. Ещё недавно расклад совершенно немыслимый! За столом переговоров - напротив германцев, австро-венгров и турков - сидели почти союзники против Антанты, которые не вызывали даже малейшего уважения из-за того, что предали своих. Но один из них, Владимир Скалон, генерал-майор уже не существующей Императорской армии, после первой же встречи застрелился. Безусловно, единственный из всех, с кем можно было бы разговаривать при других обстоятельствах.
  
  
  
  Пока шли эти полные шекспировского драматизма торги в приграничном городке Брест-Литовск, иногда доходя до трагедии, но чаще - до политической комедии и фарса, армия кайзера Вильгельма II деловито - и в целом почти беспрепятственно, совместно с австро-венгерской - оккупировала западные территории бывшей Российской империи, откуда начнёт уходить только после Компьенского перемирия, означавшего конец Мировой войны. Никакая Красная армия в 1918 году немцев с западных территорий Советской России с боями не изгоняла. У большевиков тогда не имелось ни сил, ни возможностей воевать с кем-либо, кроме своих фракционных оппонентов на заседаниях Совнаркома. Да и к немецким солдатам у них было отношение сложное, гегелевское, полное ожиданий и самых радужных надежд.
  
  
  
  На большевистский лозунг "Социалистическое Отечество в опасности!" всем ходом исторических событий реально откликнулась только буржуазная "плутократическая" Антанта, вынудившая противника к полной капитуляции вообще, и в западных областях бывшей России в частности. Страны Антанты особых симпатий к новой России не испытывали, они лишь закончили дело, начатое ещё в 1914 году совместно с царской Россией. Так, "по случаю", и было спасено Социалистическое Отечество от страшной опасности... Быть может, по гамбургскому счёту, от нескольких общих камер для всего Совнаркома в какой-нибудь красно-кирпичной немецкой тюрьме, да и то ненадолго, перед отбытием в Швейцарию на старые квартиры для продолжения мировой революции за кредиты очень крупных банкиров. Кремлёвские вожди не на всякую буржуазию смотрели "как Ленин на буржуазию". Вот почему Швейцария. Немного позднее Гитлер утолит жажду из того же "Рейхенбахского водопада", оставив эту тихую маленькую страну в самом центре Рейха... единственно не оккупированной войсками Рейха.
  
  
  
  Согласитесь, что путешествовать легче всего в знакомых местах, где уже бывал когда-то, где за каждым поворотом приятное дежавю и, быть может, знакомые лица, для которых вы тоже, своего рода, дежавю... Обратившись к двум картам, легко заметить, что российские территории, оккупированные ещё кайзеровской армией в 1918 году, через 23 года будут оккупированы немцами ещё раз - и с той же примерно скоростью - в результате следующих "затяжных торгов", на сей раз сталинских, когда делили Польшу, да наши по карте пальцем не там провели... Есть такая работа - Родину продавать в лавочке под вывеской "Отечество в опасности!"
  

  Пскопской не из Кронштадта, но и псковитяне не пскопские

  Что же касается февральских боёв защитников Пскова в 1918 году, с чем непосредственно связан столетний российский праздник - День защитника Отечества 23 февраля, то они явились следствием естественной реакции самих псковитян, возмутившихся наглостью германского вторжения. Когда все с фронта побежали, псковитяне решили дать отпор. Причины вполне понятны. Для того, чтобы иной раз отлупить чужаков, приехавших издалека на танцульки, молодым людям правильной конституции не требуются политические призывы. Псков, известный ныне своими десантниками, а в прошлом - кулачными бойцами, со времён средневековья стоял северо-западным форпостом на пути всех орденских нашествий с Запада на Русь. Один лишь вид немецких касок в те дни мог стать хорошим детонатором. Вышеупомянутые вагоны с пироксилином просто не могли не взорваться, уничтожив несколько сотен вражеских солдат и офицеров, которых потом долго собирали по частям вдали от гигантской воронки.
  По потерям в живой силе боестолкновения в районе Пскова оказались единственным серьёзным препятствием на пути продвижения кайзеровских войск к Петрограду, и в целом на восток бывшей Российской империи, в феврале и марте 1918 года. Любопытно, что эти события отозвались в предвоенной советской кинопродукции не прославлением, а напротив - созданием обидного на всю страну стереотипа несознательного и слабого псковитянина, каким показан пленённый моряками белогвардеец в кинофильме "Мы из Кронштадта". Действительно, смешно получилось: от страха во время сражения экранный солдатик крестится со словами "Мы пскопские, мы пскопские...", то снимая белогвардейские пагоны, то вновь их надевая. Так, небрежно, по ходу дела "прошлись" сталинские киношники по древнерусскому историческому центру, по одной из первых европейских республик. Но и с точки зрения советской историографии здесь имелось противоречие, ведь именно поступок псковитян россияне чествуют до сих пор, отмечая воинский праздник 23 февраля, дату боевого крещения нашей Армии и Флота... Где же пролетарская логика?
  
  
  
  Дело в том, что талантливый, но откровенно пропагандистский фильм Ефима Дзигана "Мы из Кронштадта", в целом призванный стушевать воспоминания о кровавом подавлении большевиками Кронштадтского восстания 1921 года, был снят по сценарию Всеволода Вишневского в 1936 году, ещё в период сдержанно-выжидательного отношения к государству победившего национал-социализма. Для мировой общественности на тот момент отчётливо проявился лишь итальянский фашизм - колониальной войной 1935-1936 гг. с применением отравляющих газов в Эфиопии, и никто точно не знал, к чему идёт новый режим в Германии, официально объявившей весной 1935 года о создании своих вооружённых сил.
  Для руководства СССР (где свершилась Октябрьская революция 1917 года) нацистская милитаризация не явилась неожиданностью. По договорам от 1922 и 1923 года, начиная с Раппальского по торговле, наши активно помогали Веймарской республике (где свершилась Ноябрьская революция 1918 года) восстанавливать военную промышленность, готовить высший и средний командный состав. В том числе и с помощью секретных центров Рейхсвера на территории Советской России для подготовки немецких: лётчиков в Липецке (центр "Липецк"), танкистов в Казани (центр "Кама") и химических войск в подмосковных Подосинках (центр "Томка").
  Быстро расторгнутый Брестский мир, прозванный "похабным" даже его главным инициатором Лениным, стал полезной платформой для последующего обхода антимилитаристских запретов, наложенных на Германию странами Антанты по условиям Версальского договора. Уже через несколько лет после Первой мировой войны, небольшая - по виду совершенно арестантская - стотысячная армия Веймарской республики, оставив позади краткий период "Временного Рейхсвера" 1919-1920 гг., стала напоминать в знаках воинского различия старую немецкую армию кайзера Вильгельма II. Реванш начинался с преображения внешнего облика солдат и офицеров.
  

  Кто спас Социалистическое Отечество в 1943 году?

  В СССР возвращение к истокам русской дореволюционной армии состоялось гораздо позднее и при более драматических обстоятельствах. Советских и немецких офицеров до 6 января 1943 года объединяла одна любопытная особенность в знаках воинского различия. На немецких погонах и петлицах, как и на петлицах красноармейцев, находились четырёхугольники (у наших) и четырёхконечные звёзды в виде квадрата, сохранившиеся у немцев от старой кайзеровской армии. В РККА простые геометрические фигуры (квадраты, ромбы, прямоугольники и треугольники) были введены в 1919 году приказом председателя Реввоенсовета Льва Троцкого, и продержались они до перелома в Великой Отечественной войне на Волге, где "...цвет знамёна обретут под солнцем Сталинграда" (Луи Арагон), одновременно с возвращением дореволюционных офицерских погон с пятиконечными звёздами.
  С точки зрения Геометрии, квадрат и четырёхконечная звезда обладают поворотной симметрией четвёртого порядка, свойственной в основном мёртвому миру кристаллов. И напротив, пятиконечная звезда - Пентаграмма, с помощью которой доктор Фауст изгонял Мефистофеля, - свойственна исключительно миру живой природы. Крупнейший немецкий математик Герман Вейль замечает по этому поводу: "Хотя поворотная симметрия пятого порядка особенно часто встречается в органическом мире, она не обнаружена среди наиболее совершенных по своей симметрии творений неорганической природы, среди кристаллов. В мире кристаллов невозможны никакие иные типы поворотной симметрии, кроме симметрии порядков 2, 3, 4 и 6. Наиболее известными образцами кристаллов с симметрией шестого порядка являются снежинки".
  Это может показаться мистическим совпадением, но после возвращения русских офицерских погон времён союза с Антантой - нацистов погнали под кружево снежинок. Несколько миллионов солдат Рейха до конца Великой Отечественной войны попадут в плен, причём - без всякого "фактора неожиданности", и два миллиона из них уже никогда не увидят Германию. До введения в Советской армии русских офицерских погон с дореволюционными пятиконечными звёздами - в петлицах командиров РККА красовались, как их называли солдаты: "кубари", "шпалы" и "ромбы", исключая нашивки звёзд в петлицах генералов, командармов и маршалов. За редким исключением, красноармейский период оказался несчастливым периодом армии СССР.
  Мы можем только предполагать, под давлением каких внешних сил или собственных побуждений советское руководство в тяжелейший период войны решилось на восстановление дореволюционных знаков воинского различия. Здесь нечто исторически недосказанное; ведь с формальной точки зрения задумать в то время кардинальную смену офицерской символики было делом десятым, едва ли заслуживающим не только исполнения, но и какого-либо серьёзного обсуждения вообще. Не исключено, что подобный акт являлся "непротокольной" частью условий ленд-лиза, и Сталину пришлось сделать выбор, с кем он: с Фаустом или Мефистофелем? Если с доктором Фаустом, тогда надо возвратить военную символику времён Антанты, в качестве встречного русского бренда к невероятной по масштабам военно-технической помощи США и Великобритании, когда западные демократии вторично спасли Социалистическое Отечество от страшной опасности.
  
  
  
  Надо честно признать, что без разнообразных материалов ленд-лиза, особенно - великолепных транспортных средств, автомашин и локомотивов, обеспечивших быструю переброску войск и вооружений Советской армии, не было бы никакой Победы в мае 1945 года. По справедливости, на всех постаментах рядом с танками Т-34 должны стоять американские "Студебеккеры", которые в кинодокументалистике и ранних советских фильмах про войну у нас старательно "не афишировали", заменяя героическими "Полуторками".
  Для справки: за период ленд-лиза на Восточный фронт в СССР было поставлено 152 тысячи "Студебеккеров". Это в пятнадцать раз превышает количество армейских грузовиков данного типа, поставленных США союзникам на Западный фронт. Всего в СССР по иранскому и арктическому маршруту (в Мурманск и Архангельск) было переправлено около 400 тысяч (!) различных автомобилей высокой проходимости.
  Американцы и британцы оказывали помощь СССР во время Великой Отечественной войны не взирая на то, что СССР до этого содействовал милитаризации Германии в обход Версальских договорённостей, ставших до начала Второй мировой войны прообразом современной Системы коллективной безопасности. Это, кстати, русское изобретение, восходящее к Священному союзу, созданному по инициативе императора Александра I после победы над Наполеоном Бонапартом.
  

  Вторая мировая началась в Испании

  Была ли советская помощь сырьём и подготовкой кадров единственной "лептой" в становлении реваншистского режима в Германии в период между двух Мировых войн? Есть правдоподобная гипотеза, что сталинское руководство приложилось через своё влияние на социал-демократов в Коминтерне, чтобы на выборах в Рейхстаг победили именно национал-социалисты, возглавляемые лидером не похожим на Густава Штраземана. Если так, то это объясняет иррациональную уверенность лично Сталина, что Советская Россия может не опасаться нападения Германии, пока у власти находится Гитлер со своей командой. Неизвестно, знал ли тот русскую поговорку "долг платежом красен", но к концу Великой Отечественной войны фюрер был уверен, что после пленения Сталин посадит его в железную клетку для демонстрации жителям советских городов. Эта паранойя - лишь косвенный намёк, что на венценосных выборах 1933 года в Рейхстаг не обошлось без дружеской советской поддержки. Но была ли она в действительности?
  Известно, что военное сотрудничество Германии и СССР свернулось незадолго до прихода нацистов во власть, но именно в период сотрудничества с Советами был восстановлен фундамент военной мощи Германии. После выборов 1933 года пройдёт несколько лет, и немцы сами смогут кому угодно восстановить военную машину, но на восток посмотрят другими глазами - тевтонскими. Впрочем, не только на восток.
  Так, уже с мая 1937 года случилась политическая определённость: СССР Иосифа Сталина активно выступил на стороне республиканских интербригад во время Гражданской войны в Испании, где противоположный лагерь - путчистов, ставших затем фалангистами генерала Франсиско Франко, с августа 1936 ещё сильнее поддержали: Германия Адольфа Гитлера и Италия Бенито Муссолини. Центрально-европейский блок начинал выстраиваться, реально угрожая реваншем Первой мировой, примерно с той же расстановкой основных участников. Всем здравомыслящим людям стало понятно, что Мировая война никогда не кончалась, она лишь на время перешла в тлеющий режим и вот-вот разгорится - уже разгорается! - с новой силой.
  В СССР на испанские события откликнулись очень нервно, политически рефлекторно, небывалыми "чистками" высшего и среднего командного состава РККА с подозрениями в шпионаже в пользу Германии. Это было словно раскат грома, но томление предгрозовое нарастало в советских верхах с 1 декабря 1934 года, со дня убийства Сергея Мироновича Кирова, единственной по-настоящему харизматической личности во всём Политбюро после Ленина. Позднее Роберт Конквест, крупнейший западный исследователь советского режима, сочтёт эту дату началом Большого террора, опубликовав в 1968 году книгу "Большой террор: Сталинские чистки 30-х". Броское название сбивает с толку, поскольку не совсем понятно: если Большой террор начался в СССР с 1 декабря 1934 года, тогда что же было в период с Октябрьской революции до 1 декабря 1934 года? Быть может, Малый террор? - Да, террор людей маленьких и никому не известных, о чём Конквест рассказал в более поздней книге 1986 года "Жатва скорби". Во времена Хрущёвской оттепели жертвы Большого террора в СССР заслонили жертвы Малого террора, неизмеримо более масштабные и роковые для судеб народов России. Этот ментальный "заслон" и по сей день создаёт сильнейшую аберрацию восприятия нашей Истории советского периода.
  На массовых процессах 1937 года знаковой фигурой оказался бывший пленник кайзеровской армии Михаил Тухачевский, прославившийся карательными действиями против восставших тамбовских крестьян и революционных моряков Кронштадта. Впрочем, о каком масштабном шпионаже армейской верхушки СССР могла идти речь, если ещё недавно наши "рабочим порядком" сотрудничали с немцами в военной области по указанию-одобрению всё того же Сталина и всё той же КПСС? Но что-то надо было предъявить изумлённым советским гражданам, хотя бы в качестве эвфемизма. Не рассказывать же им о том, как в Тамбовской губернии известные на всю страну красные командиры - герои Гражданской войны! - приказывали брать в заложники малолетних детей и беременных женщин? Можно не сомневаться, что это и многое другое всплывало на процессе и во время допросов, не обязательно отражаясь в документах. Осуждённых после обвинения старались быстро расстреливать, чтобы поменьше болтали. Кто бы мог подумать, что далёкая романтическая Испания так ясно, словно кистью Пикассо, прояснит международную обстановку в Советской России?
  
  
  
  Пока шли оглушительные политические процессы, в стране возрождается подзабытый праздник, День 23 февраля. Вспомнили, что под Псковом и Нарвой красноармейцы сражались с немцами ещё вон когда! Более того, арьергардные бои немногочисленных революционных отрядов в феврале 1918 года стали трактовать как первую большую победу только что образованной Красной армии. Двадцатилетний срок позволял несколько приукрасить события редкими воспоминаниями очевидцев, и одновременно - придать им священную связь с "руководящей и направляющей" дланью КПСС. Разве смогли бы революционные отряды всыпать немцам под Псковом и Нарвой без большевистского лозунга? Нет, без лозунга в Советской России даже трава не растёт, фотосинтез не срабатывает.
  
  
  
  В этот пафосно антифашистский "испанский" период, кстати непродолжительный, Сергей Эйзенштейн быстро создаёт в 1938 году на "Мосфильме" свой знаменитый исторический фильм "Александр Невский". Не случайно он выходит на экраны вслед за публикацией, переводом с английского, книги яркого коминтерновского активиста и разведчика Эрнста Генри "Гитлер против СССР", изданной в Лондоне в 1936 году. Одновременно в советских журналах появляются утопические сочинения на военную тему в стиле "бить врага на его территории", где противником являлась, или угадывалась, то диктаторская Германия, то императорская Япония. Чуткие к конъюнктурным веяниям литераторы второпях ковали "образ победы", беззастенчиво приворовывая друг у друга сюжетные ходы для модной фабулы. Наибольший успех выпал на долю повести Николая Шпанова "Первый удар", необычайно популярной в высших армейских кругах РККА. Даже сейчас при чтении этого произведения в голове у вас может сам собой зазвучать раскатистый ритм горделивых маршевых строф: "Ведь от тайги до Британских морей..."
  
  
  
  И всё бы хорошо, но что-то - а что именно, мы точно не знаем - быстро заставило наших возвратиться к старой прогерманской позиции времён военно-технического сотрудничества, но крепко укоренённой там, откуда произрастал "великий Октябрь" с пресловутым "запломбированным вагоном". Говорят, что первая любовь - это навсегда.
  

  Немюнхенский сговор пленных красноармейцев

  Пропагандисты часто объясняли, и продолжают объяснять, предвоенный поворот сталинского руководства к нацистам, оформленный Пактом Молотова-Риббентропа, влиянием так называемого "Мюнхенского сговора" западных демократий с Гитлером и Муссолини по аннексии Судетской области в пользу Рейха, с последующим разделом Чехословакии. Политическая эмоция здесь имеется, но где логика? Раз проклятые империалистические хищники в Европе сговариваются с Гитлером заодно - тогда готовься к войне, крепи оборону западных рубежей, будь начеку чекистский политработник!
  Однако, вышло нечто совершенно противоположное, иррационально-парадоксальное: в СССР сделали всё необходимое для ослабления западных границ, не взирая на массу тревожных сигналов, вплоть до утра немецкого нападения. Если Сталин понимал неизбежность войны с Рейхом, тогда почему советские войска - в количестве пяти Военных округов и трёх Флотов - в июне-июле 1941 были смяты в лепёшку... Чемберлен виноват? Во всяком случае, считать Мюнхенское соглашение от 30 сентября 1938 года основной причиной, чтобы Сталин в ответ по-приятельски подъехал к Гитлеру с востока для совместного захвата Польши, просто смешно, поскольку здесь переставлена причина со следствием, приём обычный для пропаганды.
  Мюнхенский договор являлся жалкой примочкой, которой Запад рукой Невилла Чемберлена пытался охладить разгорячённое чело Адольфа Гитлера, вколов себе тем самым дозу успокоительного. Не получилось, да и не могло получиться, ведь знаково всё решилось ещё 26 апреля 1937 года демонстративной бомбёжкой немецкой эскадрильи легиона "Кондор" беднейших кварталов Герники в испанской Стране басков, когда город был стёрт ковровыми бомбардировками. Так, о каком Мюнхене сентября 1938 года можно вспоминать столько лет?
  Руководители СССР ещё задолго до Мюнхена, под шумок антифашистской трескотни, отозвали из воюющей Испании своих военных специалистов, обезглавили добровольческий республиканский ПОУМ, воюющий на стороне законной власти, и фактически свернули к концу 1937 года реальную помощь Республике. Из-за кремлёвских интриг антифашистский фронт в Испании был разобщён, что привело в апреле 1939 года к победе фалангистов генерала Франко, и скоро они добровольцами, почти в полном составе, войдут в состав Голубой дивизии Вермахта для войны на Восточном фронте, конкретно против Советской России. В целом вышло так, что от имени советских людей республиканской Испании была протянута рука помощи, которую в самый критический момент наши... отвели обратно себе за спину. Помогать с подвохом - гораздо хуже, чем вообще не помогать.
  Удивительно, но 23 мая того же 1939 года, вслед за полным поражением антифашистских сил в Испании, был заключён Пакт Молотова-Риббентропа, усиленный затем - после совместного с нацистами раздела Польши - Договором о дружбе и сотрудничестве СССР с нацистской Германией. Последний был подписан 28 сентября 1939 года, через месяц после начала Второй мировой войны. Теперь к воюющему с западными демократиями Германскому Рейху эшелоны с хлебом и сырьём из Советской России пойдут ещё интенсивнее.
  
  
  
  Очередная сталинская "смена вех" в стиле экранного "пскопского" произойдёт ранним утром 22 июня 1941 года. Цена неприличных реверансов советского лидера перед Гитлером - 3 миллиона 600 тысяч военнопленных в первые недели после нападения, не считая тогда же погибших. Да и пленные почти все будут обречены на гибель, если не в нацистских, так в сталинских лагерях с клеймом предателей. Вы ещё верите в "Мюнхенский сговор"?
  
  
  
  Вот это страшненькое фото со странной подписью "Пленные красноармейцы в польских лагерях" я позаимствовал из чужой статьи про Советско-Польскую войну 1919-1921гг. На нём действительно пленные красноармейцы, но не в польских лагерях, и не в 20-х годах XX века, и не в лагерях вообще, а где-то в степи юга России или Украины. Справа отчётливо виден со спины солдат Вермахта. Это наши пленные в начале Великой Отечественной расплачиваются за "гениальную стратегию" будущего генералиссимуса Советского Союза, - так он "заманивал врага" и "выпрямлял фронт" с помощью "котлов" для своих. Впрочем, всё новое - это хорошо забытое старое. Возвратимся к событиям Советско-Польской войны 1919-1921 гг.
  

  Тухольский триумф красного Бонапарта

  Творческая начинка идеологического продукта в тоталитарном государстве зависит от существующей в данный момент политической ориентации. Флюгерок вертится наверху туда-сюда-обратно по прихоти невидимого ветра, и все должны вертеться вместе с ним, изображая радость и полное понимание. В данной реальности сегодня полезно забыть, о чём говорил вчера, или сделать вид что забыл, иначе могут неправильно понять. Впрочем, неправильно понять могут даже в том случае, если вспоминать нечего, но так надо "для пользы дела", разумеется, не вашего, потому что вас вообще-то и нет на самом деле. Псковитянам сильно не повезло, что фильм 1936 года "Мы из Кронштадта" снимали и приняли цензурой незадолго до главных событий в Испании, в период, когда наши ответственные товарищи ещё смотрели по инерции на обновлённую нацистскую Германию с пролетарским оптимизмом. В результате был создан обидный и совершенно незаслуженный региональный анекдот про коренных жителей древнего русского города. И всё же, причины к подобному "высокохудожественному прославлению" имелись.
  Дело в том, что вооружённая инициатива возмущённых псковитян в 1918 году, получив должное развитие, могла вообще сорвать большевистскую капитуляцию России перед Германией из-за юридической невозможности заключения Брестского мирного договора. Истерический лозунг "Социалистическое Отечество в опасности!" был опасен не для немцев, он был опасен для самих большевиков. Любая вооружённая инициатива россиян в те дни, в те месяцы и годы могла изменить абсолютно всё.
  Вот здесь просматривается ещё одна скрытая и, пожалуй, основная мотивация для отправки в Польшу рабоче-крестьянской армии. Речь идёт о всё нарастающем страхе кремлёвских вождей перед своими "человеками с ружьями", которые едва не ухлопали Ленина сотоварищи на станции Малая Вишера во время бегства-переезда большевистского правительства из Петрограда в Москву. Верные латышские пехотинцы своих спонсоров в обиду не дали, но урок даром не прошёл. Последующие события, связанные с Тамбовским, а затем и Кронштадтским восстанием - грянувшими осенью 1920 и весной 1921 года - показывают, что страх вождей перед собственным народом был вполне реален и обоснован. Можно предположить, что вовсе не опасение перед немецкой оккупацией стало основной причиной передислокации советского правительства из тревожного Питера за древние стены Кремля, где и созреет однажды план избавления от слишком революционных элементов российского происхождения. Да хорошо бы так, чтобы наверняка и без возврата. Надо чётко понимать, что диктаторская власть по-настоящему воюет только со своим народом, а с внешними врагами она по возможности договаривается.
  С основными фронтами Гражданской войны ратные дела постепенно заканчивались, но душу тревожили именно победившие красноармейцы, точнее - их пугающий вооружённый избыток в столицах и поблизости. В конце концов решение нашлось в духе учения древнекитайского философа-легиста Шан Яна, апологетика войны и земледелия, который жил в IV веке до Р.Х. и, помимо призывов к сожжению всех книг, рекомендовал выводить скопившийся яд из страны наружу. "Яд" для тирании - это прежде всего люди, которые думают не правильно, или могут так подумать.
  
  
  
  Военные историки и по сей день не перестают удивляться гибельному сочетанию тактических и стратегических просчётов, допущенных красноармейцами осенью 1920 года во время войны в Польше. Главный вопрос: почему достаточно опытный Михаил Тухачевский, почти не имея надёжного тылового обеспечения и связи, столь настойчиво и глупо растягивал расположение своих боевых частей, проиграв в результате удачно начатую кампанию. На завершающем этапе озлобленные поляки рвали разрозненные отряды РККА на клочки, словно шкуру умирающего медведя. Списывать всё на полководческий авантюризм нельзя, поскольку командующий, бывший подпоручик царской армии, с успехом повоевавший ранее на разных фронтах Гражданской войны, просто не мог совершить ошибок, непростительных даже для подпрапорщика.
  В итоге за страшную военную катастрофу Тухачевского, фактически развеявшего по ветру несколько армий РСФСР, не расстреляли и не разжаловали, но напротив - он был обласкан и даже прослыл "красным Бонапартом"... Двумя годами ранее, в боях на Волге с белогвардейцами, Троцкий за отсутствие боевой инициативы проводил в подразделениях РККА децимацию, безжалостно расстреливая в строю каждого десятого, не взирая на должности и заслуги, а здесь - ликвидирован весь Западный фронт и... Бо-на-парт! Быть может, не стоит сильно удивляться, потому что Революция, обладая сущностью Сатурна, любит пожирать своих детей. Мавр сделал именно то, что от него и требовалось негласно со стороны военно-политического руководства Советской России - избавиться от опасных для власти революционных романтиков, отправленных воевать якобы за идеалы всемирной революции, но фактически - на убой, в расход. При этом, как отмечают историки, никто из командующих армиями Западного фронта во время Варшавской операции 1920 года не погиб и не попал в плен. Сам Тухачевский во время кульминации чудовищного разгрома 16 августа отсиживался в штабном вагоне... Позднее он напишет сборник противоречивых лекций-воспоминаний "Поход за Вислу", на что с нескрываемой иронией и недоумением на многих страницах откликнется своей книгой "1920 год" Юзеф Пилсудский, несомненно одержавший ещё одну победу над Тухачевским, литературную.
  Поход за Вислу? Красноармейцы, оказавшиеся в Польше ранней осенью 1920 года, по общей стратегии и состоянию войск были обречены на поражение уже с того момента, как перешли Буг, а не то что Вислу. Это очень мутная история со многими неизвестными, но в неё логически вписывается и упреждающий отзыв с польского фронта особо ценных для власти латышских стрелков на Южный фронт, и паническое требование Ленина в июле 1920 года "во что бы то ни стало взять Варшаву в 3 - 5 дней" после "бешеного ускорения наступления на Польшу". Если "бешенного", то какими силами? Ленинское требование шло вразрез с последующей, почти одновременной, задержкой переброса 1-й Конной и 12-й армии в августе с Юго-Западного фронта под Варшаву, за что были ответственны, если верить источникам: Иосиф Сталин и главный стратег РККА - Сергей Каменев. Красноармейцы так и не дождались будущего маршала Будённого со всадниками... А дождались они, если не быструю смерть, так мучительную и бесславную, в Тухоли и прочих концлагерях. Кстати, сам термин "лагерь смерти" возник именно в Польше начала 20-х годов. По редким фотографиям того времени можно представить судьбу пленных красноармейцев.
  
  
  
  Критическая масса очень странных военных просчётов, допущенных за короткий отрезок времени именно на завершающем этапе войны, когда всем казалось, что до победы один только шаг, - подводит к мысли, что молодому Михаилу Тухачевскому было суждено сделать с Красной армией на польской территории то же самое, что настоящий Бонапарт сделал со своей на просторах России... Вспомним, что после похода полумиллионной наполеоновской армии в Россию - Францию увидели ещё раз, по разным оценкам, от 8 до 25 тысяч деморализованных ветеранов, - остальные погибли в боях, замёрзли или были убиты российскими крестьянами точно так, как это проделали польские крестьяне со многими красноармейцами осенью 1920 года. Тухачевский действительно оказался красным Бонапартом! Как видим, эпитет неоднозначный, по-своему меткий, и многие в руководстве знали об этом, но до 1937 года было ещё очень далеко. Ни один "мавр" не застрахован от участи "стрелочника", особенно когда это заранее определено старшими по цеху товарищами.
  
  
  
  После позорно проваленной Польской кампании, после массовой гибели в боях, а затем в концлагерях от голода, болезней и жестокого обращения до ста тысяч красноармейцев, "костяком" военной силы в Советской России стали беспощадные наёмники, латышские стрелки и даже китайцы, хорошо одетые и обутые, сытые и отлично вооружённые пулемётные команды с "Максимами". И занимались они не всякой там абстрактной ерундой, типа "пожара всемирной революции", а конкретным серьёзным делом: охраной Кремля, выполнением продразвёрстки (т.е. отъёмом хлеба у селян), расстрелами и организованным подавлением восстаний крестьян и своих же соратников - рабочих и моряков из Кронштадта. Здесь ещё раз пригодился особый "полководческий" дар Тухачевского и его командиров, применивших против тамбовских крестьян летом 1921 года ядовитые газы, концлагеря, расстрел заложников и тактику выжженной земли. Чем не эсэсовцы?

Версия для печати
Гостевая книга
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS