SKIF


.


SKIF  /  НАШИ ПУТЕШЕСТВИЯ  /  ПРОБЛЕМЫ РУССКОГО ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВА И АЗИАТСКИЙ СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА


   




          


   





ПРОБЛЕМЫ РУССКОГО ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВА И АЗИАТСКИЙ СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА


Отклик на выступление профессора MIT Лорена Грэхэма во время ПМЭФ в июне 2016 г., где он посетовал о проблемах русских изобретателей в старой и новой России, что способствует оттоку интеллекта и неумолимой деградации государства. Американец был искренне удивлён и задал вполне естественный вопрос: «Почему», – считая основной причиной несовершенство гражданского общества.

С текстом выступления известного философа, исследователя Советской науки, можно ознакомиться по публикации «Россия – родина слонов» Александра Минкина: http://echo.msk.ru/blog/minkin/1787022-echo/

Или прослушать с ролика, набрав в поисковике название выступления:

ВЫ ХОТИТЕ МОЛОКО БЕЗ КОРОВЫ. 



Закон Архимеда – сердцам в Атлантиде

Волею судьбы величайшим изобретателем всех времён и народов стал грек Архимед, механик и мудрец, измеривший однажды корону царя Гиерона на предмет оценки. Согласно легенде, решение было найдено моментально во время купания, сопровождаясь известным всем восклицанием.

Представим: Архимед погружается в тёплую ванну и медленно  расслабляется, рассеянно отмечая небольшой подъём уровня воды... Затем, быть может, впадает в лёгкую дремоту и – бац! – почти открыт основной закон гидростатики, окончательно сформулированный лишь через 2 тысячи лет Блезом Паскалем:

«Давление, производимое на жидкость (или газ), передаётся в любую точку без изменений во всех направлениях».

Закон не так прост, как кажется на первый взгляд. Это почти философская концепция моментальной связи и взаимозависимости в объёме той или иной однородной среды. Не углубляясь в теории мирового эфира, в ноосферу, нанотехнологии и математическую теорию множеств, постараюсь прояснить суть дела на простом примере из жизни отдыхающих.

Допустим, вы ныряете в тёплое лоно Средиземного моря неподалёку от острова Афродиты, и в тот же момент по водной поверхности возле Васильевского острова в Санкт-Петербурге пробегает лёгкая рябь... Да, примерно так.

*   *   *              

В сущности сингулярная «Эврика!» Архимеда сродни дзенскому сатори и поэтическому вдохновению, что является величайшей ценностью независимо от дальнейшей судьбы изобретения, ибо содержит в себе непередаваемую радость созидания. Однако даже аскету необходим определённый баланс энергий на границе материального и духовного. Известное пушкинское «Не продаётся вдохновение. Но можно рукопись продать...» в современной России звучит слишком оптимистично. Перефразируя известное изречение о том, что вся русская литература вышла из гоголевской «Шинели», можно сказать, что вся российская наука пока ещё не вышла из сталинской шарашки.

*   *   *

Кроме традиционных экономических невзгод, настоящих изобретателей и талантливых поэтов (писателей, композиторов, художников...) объединяет ещё и то, что они черпают своё озарение с небес, а не с чужих текстов, рисунков, мелодий или чертежей. Истинное творчество – процесс во многом бессознательный, близкий к магии и шаманизму.

Немецкий химик-органик Фридрих Август Кекуле понял строение молекулы бензола в форме правильного шестиугольника, увидев во сне змею, которая укусила себя за хвост.

Примерно тогда же с помощью чудесного сновидения Дмитрий Иванович Менделеев создал свою знаменитую Таблицу, то есть Периодическую систему химических элементов.

За полвека до этих научных открытий английский поэт-романтик Сэмюэл Тейлор Кольридж опубликовал поэму, которая приснилась ему во всей своей безграничной протяжённости и рифме. В тот удивительный день, свободившись от чар Морфея, он торопливо записывал текст... Здесь появился слуга и сказал, что к поэту прибыл человек из селения Пóрлок. Кольридж на миг отвлёкся, вышел встретить гостя, но никого не увидел. Увы, в результате досадной нелепицы он уже ничего не смог вспомнить сверх того, что успел записать, и спустя годы незаконченная поэма была опубликована под названием «Кубла-хан, или Видение во сне». Так несуществующий «человек из Порлока» стал литературным архетипом иррационального вмешательства в творческий процесс, что позднее откликнулось конспирологическим появлением «людей в чёрном» современного кинематографа, вслед за зловещей поэмой «Чёрный человек» Сергея Есенина.

*   *   *

Чтоб легче понять специфику творчества в старой и современной России, надо вспомнить замечательный российский фильм Тарковского «Андрей Рублёв», и тогда многие вопросы отпадут сами собой. Но поскольку проблема наднациональна, то для наглядности есть ещё негромкий американский шедевр «Сердца в Атлантиде», снятый по повести Стивена Кинга, один из лучших с участием Энтони Хопкинса. Прискорбно, что исполнитель второй главной роли в этом фильме, актёр русского происхождения Антон Ельчин, недавно трагически погиб в США. Светлая память.

 

Наш паровоз вперёд летит...


Попытки исключительно технологически решить проблемы модернизации  страны свойственны не только России, и даже не столько России. Классический опыт такого рода случился в Германии первой половины XX века. Размышляя в своих текстах о причинах нацистского пароксизма, де Сент-Экзюпери однажды сказал о «цивилизации техников», ужаснувшись и почти повторив знаменитое Gott ist tot Ницше.

Трагический опыт «тысячелетнего» Рейха Германии стал закономерной кульминацией эпохи европейских технократов, что естественно, поскольку любые технологии, даже самые совершенные, – лишь инструмент, но не цель. Если потерян сам Человек, то никакие смартфоны и программные обеспечения не спасут общество от деградации и гибели. Те же ближневосточные террористы за хай-тек только спасибо скажут, но поступят так, как им надо. При желании даже обычный топор легче использовать во зло, чем в мирных целях. Участники последних войн на Северном Кавказе хорошо знают, что в незаконных воинских формированиях новейшее российское оружие оказывалось быстрее, чем в армейских подразделениях.

Стремительное расхождение «технического» и «этического» – величайшая Бездна всей современной индустриальной цивилизации. В посткоммунистической России это уже гротеск: потенциально высокоразвитая страна с чудовищным вооружением и нищающим населением напоминает транссибирский экспресс с беженцами, набирающий скорость на пути в азиатский тупик.



...в колхоз молочного и мясного направления

В своей основной мысли Лорен Грэхэм прав на все 100%. Тотальная смена политико-экономической реальности требует аккуратного соблюдения новых правил. Нельзя ожидать большого успеха от игры, например, в преферанс, периодически используя по прихоти правила для игры, например, в подкидного. Быть может, сойдёт с рук раз или два, но затем вызовут охранников или санитаров.

В целом речь американца наша, патриотическая... Есть несколько моментов для уточнения.

*   *   *

Момент первый – историко-терминологический. В отличие от изобретателей, российскую власть – как новейших времён, так и эпохи Романовых – можно лишь  условно считать «русской», поскольку многое из того, что ей «исторически» свойственно, является наследием трёхвекового ордынского насилия. Удивительно демократичная для своего времени княжеско-вечевая государственная система домонгольского периода, сложившаяся в эпоху просвещённых правлений Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха, была фактически кастрирована на века вперёд тоталитарной деспотией ханов и их баскаков. После победы над Ордой остался коварный «трофей»... В данной связи сразу вспоминается большой друг крымского хана московский «государь всея Руси» Иван III , он же «великий», последовательно угробивший северные древнерусские Республики, реальный Федерализм, и законодательно оформивший первые шаги к Крепостничеству.

Этого московского князя, чьи злодеяния смикшированы менее масштабными злодеяниями царя Ионна Грозного, часто называют «объединителем Руси» и «создателем сильного централизованного государства»... С исторической точки зрения ни то, ни другое не является бесспорной истиной; а с моральной точки зрения – бесспорной ценностью. Русь и при Ярославе Мудром была культурно едина и достаточно централизована в условиях развитого для своего времени федерализма, чья сила проявила себя при Владимире Мономахе эффективным сопротивлением половецкому нашествию. Более того, объединение Руси при Иване III по ордынскому образцу (косметически прикрытое византийским орлом) не усилило государство, но напротив – ослабило его в военном отношении. Московский разгром республик Великого Новгорода и Пскова оголил на несколько веков весь Северо-Запад, превратив древние русские земли в проходной двор для шведов, поляков и ливонцев. Экономический урон был столь же огромен, поскольку масштабная русская торговля в Балтийском регионе фактически прекратилась до эпохи царя Петра. Развязав гражданскую войну с русским Севером, московский князь Иван III стал продолжателем дел Чингисхана, Батыя и Тамерлана, превращавших процветающие регионы в бесплодную пустыню Тартари.

Вполне возможно, что созидательный порыв Петра Великого на разорённые с XV века Новгородские земли был вызван не столько противостоянием со Швецией, сколько стремлением оторваться от чудовищного ордын-московского «тёмного царства», методично пожирающего страну изнутри. Тот же порыв мы видим у Иоанна Грозного, который не от хорошей жизни убегал из Москвы, и даже пытался перенести столицу в Вологду.

 

*   *   *

Тяжёлое наследие азиатчины тяготело над всеми русскими царями. Быть может, дело прошлое? Так ведь эпохально близкие нам Иосиф Сталин и Никита Хрущёв по стилю правления оказались столь же типичными азиатскими сатрапами, как и их современник Мао Цзедун. Только чудом у нас не дошли до всесоюзного истребления воробьёв, но кукуруза уже «росла» вблизи Полярного круга, и реки Сибири почти повернулись на Юг по мановению «руководящей и направляющей»… Страна, живущая лишь экстенсивно воплощаемыми мегапроектами, обрекает своих граждан на вечное прозябание или погибель. Мы ничего не знаем о том, кто строил пирамиду Хеопса, не потому что строители улетели на Марс, но потому что судьба их оказалась схожа с судьбой той забитой плетьми лошади, от вида которой свихнулся философ Ницше.

Часто упоминаемое ныне ЕВРАЗИЙСТВО – это не идеология или учение, – ЭТО ДИАГНОЗ, наследственно-«аппаратная» болезнь российской власти, своеобразный реликт-рудимент эпохи Орды. Исторический аппендицит с угрозой перитонита, готовый лопнуть в любой момент, вызвав всеобщее отравление.

Удивительный факт: в XI-м веке в Древней Руси было больше демократии (т.е. народовластия), чем в России через 1000 лет.

*   *   *

Момент второй – про лампочки. Идею практичных ламп накаливания Томас Эдисон перехватил не у Павла Яблочкова, а у Александра Лодыгина, который много работал в США и смог там творчески реализоваться. Гениальный Яблочков работал в основном с французскими фирмами, впервые – задолго до Теслы! – внедряя на Западе массу изобретений: генераторы, трансформаторы, технические конденсаторы... и знаменитый во всём мире La lumiere russe («русский свет»), предвосхитив будущую победу газоразрядных ламп над лампами накаливания Лодыгина и Эдисона.

Действительно, электродуговые светильники Яблочкова сильно интересовали Эдисона, но лишь до того дня, когда он смог ознакомиться с лампами Александра Лодыгина. Делу помог случай. Один из офицеров Русского флота, отправленный в США в 1877 году для приёмки крейсеров заказанных царским правительством, по-дружески завёз креативному американцу несколько рабочих моделей, ещё с угольной нитью накаливания. Так начиналась всемирная эпоха «американских лампочек», далеко не экономичных, но надёжных и простых в обслуживании. Позднее в СССР их чаще стали называть не «американскими», а «лампочками Ильича», после известного рассказа Андрея Платонова об электрификации села.

Кстати, сам рассказ «О потухшей лампочке Ильича» ироничен, пессимистичен и в то же время удивительно прозорлив: зажиточные мельники, конкуренты, всё-таки спалили кооперативную электростанцию деревенских новаторов. Подчёркиваю, злодеями оказались не «Чемберлен, либо Лой-Жорж», а свои собственные российские «мельники», хозяева «ветряков». Платонов исключительно силён в аллюзиях к Сервантесу и к нашей современности тоже.



*   *   *

Момент третий – аллегорический. В современной России от русских изобретателей хотят не «молоко без коровы», а «молоко с мясом» из колхоза, где тихие да послушные за палочки-трудодни грузят навоз, поднимая надои под всевидящим оком председателя. Это и есть «азиатский способ производства», самый типичный в тоталитарных, реально рабовладельческих государствах, с их гипертрофированной властью «центра» и назначаемой бюрократией «на местах». По многим признакам советский командно-административный социализм, смертельно надорвавшийся в России XX века, и сейчас безнадёжно реанимируемый, имеет поразительное сходство с древними и современными восточными деспотиями в стиле империи Кубла-хана. Называть подобное «русским миром» можно лишь с позиций исторической безграмотности или вульгарной русофобии. Впрочем, данное замечание уже не относится к выступлению Лорена Грэхэма.



© А.Н. Новиков

Гостевая книга
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS