SKIF


.


SKIF  /  НАШИ ПУТЕШЕСТВИЯ  /  КАЗАЧЕСТВО - ПРИРОДНОЕ СОСЛОВИЕ РУСИ


   




          


   





КАЗАЧЕСТВО - ПРИРОДНОЕ СОСЛОВИЕ РУСИ


Полемический ответ на статью:  http://rusplt.ru/society/kazaki-8082.html

Статья публиковалась в виде комментариев и полностью на сайте "Русская планета" 06 июля 2014 года: http://club.rusplt.ru/index/post_85.html#nc_commentID729_85_138826

  

Шахтёры: нация, субэтнос или сословие?

Тема определения «Фактора этничности казачества» задалась на сайте «Русская планета» широко, но не достаточно современно, что ли… Так возникла мысль перефразировать вопросительное название статьи «Казаки: нация, субэтнос или сословие?», заменив слово «казак» словом «шахтёр». Прошу меня извинить за этот небольшой рерайтинг.

Но здесь вполне закономерно возник ещё один вопрос:

Далеко ли от шахтёрской лавы до казачьей?

Упреждая возможные возражения, сразу замечу, что по многим параметрам традиционного российского бытия казаков и шахтёров сближает ряд признаков общего характера, например:

– рисковый способ дóбычи хлеба насущного;

– довольно компактное проживание в отдельных регионах, и вместе с тем значительная удаленность этих регионов друг от друга;

– схожий стиль жизни, независимо от района проживания;

– преемственность поколений: есть казачьи династии, и есть шахтёрские;

– свой особый фольклор, свои песни и свой характерный юморок;

– своя особая мораль и консервативность взглядов;

– есть шахтёрская лава, то есть очистной забой, и есть лава казачья, в определённом смысле тоже «очистной забой».

Случайно ли столько совпадений? Думаю, что нет.

Исторически сложилось так, что многие шахтерские регионы являются одновременно регионами традиционного проживания и службы казаков в прошлом:  Донецк и Кузбас, ряд сибирских угольных бассейнов и даже район заполярной Воркуты, где с древнейших времен поморы и казаки занимались колонизацией арктических земель, от низовьев Печоры до Оби, на пути русского продвижения в Сибирь.

Да и по происхождению многие шахтёры – прямые потомки местных казаков, что вдохновило известных довоенных авторов написать лирическую песню для кинофильма «Большая жизнь»:

Спят курганы тёмные,

Солнцем опалённые,

И туманы белые

Ходят чередой…

Через рощи шумные

И поля зелёные

Вышел в степь донецкую

Парень молодой…

Во время румыно-немецкой оккупации Дона эта песня была под запретом. Наверное, им – оккупантам – скифские курганы не понравились. 

Комментарий от 05 апреля 2014, 17:17



Казаки 13-й Кубанской казачьей дивизии, 1942 год.

Фото к статье «Казачья лава против танков»

Источник:   http://www.segodnia.ru/content/126096  


В исторической этнографии большая путаница происходит оттого, что часто под разными этнонимами скрываются народы совершенно одинаковые и по крови и по культуре. Как это возникает? Очень просто. Вот пример. В настоящий момент русских могут назвать со стороны: венеланами (у финнов), лючи (у эвенков), шурави (у афганцев), совками (на Западе), москалями и кацапами (на Украине)... Допустим, пройдут годы, и все эти этнические фейки осядут в различной литературе… Затем, спустя ещё сколько-то лет, многоумные «исследователи» начнут выяснять «по цитатам»: в чём отличие культурного фенотипа кацапа от москаля, и венеланина от кацапа? Один ли это народ или разные? Нация это или субэтнос? Наверное, напишут диссертации, пространные книги по этнологии… И вполне возможно, что ложные, эфемерные «субэтносы-фенотипы» с определённого момента станут восприниматься как реальные и даже попадут в лживые школьные программы, чтоб ещё сильнее затупить детские головёнки. Это я к тому, что основная мысль автора об изначальном различии казаков и русского народа – никакого основания под собой не имеет.

Старые казаки всегда были православными и почти всегда русскими по происхождению. Если кто-то попадал в их среду из другой этно-религиозной среды, то лишь в виде исключения.

*   *   *

Кроме сходного генетического кода любой народ определяется совокупностью культурных элементов, которые могут объединять его с другим народом (народами) или наоборот – отличать. В историческом контексте я перечислю лишь некоторые из таких элементов: единый русский язык, православность, патриархальность, высокий статус женщин, наличие развитой песенной тадиции, бытовой аскетизм, любовь к кулачному бою, любовь к лошадям, уникальная культура бань, положительное отношение к алкоголю, отрицательное отношение к наркотикам, умение работать с топором, умение строить дома и крепости из брёвен, умение строить лодьи, прирождённый навык судовождения, склонность к дальним путешествиям, любовь к рыбалке,  нерадивость в земледелии, привычка селиться возле рек и других водоёмов… Вот далеко не все признаки, по которым можно смело поставить знак равенства между казаками и русскими.

Если же кто-то готов основательно рассматривать отличие казацкого народа от русского, то надо бы показать те признаки, где это различие можно заметить. Любое утверждение, претендующее на научность, требует простых и ясных доказательств. Так повелось со времён Аристотеля. Нельзя же, в самом деле, на основе личных мемуарных антипатий дворянина и путешественника М.И. Венюкова делать вывод, что казаки не являются русскими людьми. Да и намёк на таинственный «инструментарий» этнолога Льва Гумилёва, для определения ещё более таинственных параметров «этнической комплиментарности», тоже не проясняет заявленный в названии вопрос… Хотя в целом статья заставляет задуматься о многом. Например о том, насколько ничтожно в настоящее время историческое самосознание русского народа, даже в среде относительно культурной и образованной.

Думаю, сам Михаил Иванович Венюков был бы искренне удивлён, если бы узнал, что через полтора века в России кто-то будет использовать его сочинения в попытке доказать, что казаки составляют этнос, отдельный от русского. Разумеется, сам он нигде не обосновывал противоположного… Зачем доказывать то, что не нуждается в доказательствах?

Его ясная позиция по данному вопросу высказана мимоходом, но при этом вполне вразумительно, например, в статье «О русском населении на Уссури в 1862 году». Цитирую:

«Общее число душ русского населения в долине реки Уссури простиралось в конце 1862 года до 6000. Люди эти жили в 26 станицах, начиная от устья Сунгачани до впадения Уссури в Амур. Центр управления этим населением составляет станица Казакевичево, возникшая ещё в 1858 году.

Все поселенцы – казаки, составляющие особый пеший батальон и обязанные в случае войны выставлять даже два батальона…» (В.И. Венюков «Путешествие по Приамурью, Китаю и Японии», Хабаровск, 1970 г.)

Итак, по Венюкову: РУССКОЕ НАСЕЛЕНИЕ – ЭТО И ЕСТЬ КАЗАКИ.

*   *   *

Многие авторы (этнографы, историки, этнологи) грешат  тем, что переносят современное значение слова «нация» в эпоху средневековья, а иногда и глубокой древности. Это неправильно. В прошлом не национальность, но именно религиозная принадлежность была основным фактором определяющим жизнь человека в социуме.

Говорить о каком-то весомом вхождении в среду казачества народов, например  исламских, вообще абсурдно, поскольку казачья среда никогда не изменяла своему кредо «Веселие Руси питие есть!», обильно закусывая свининой. Да и жили они не по лунному мусульманскому календарю, а по солнечному христианскому, с соблюдением православных праздников и регулярных банных дней с хорошей парной и веником. То есть сам образ жизни русских людей был мощнейшим оберегом от любых этнических и религиозных вторжений. Но иногда выходило так, что жён или наложниц брали из других народов во время войн, и дети рождались смугловатыми да раскосыми. Что из того? – вера всё равно была православная, и дети от таких союзов однозначно отождествляли себя с русской нацией. А языки различные они знали ещё и потому, что служба казачья во все времена проходила на пограничных территориях. Положение обязывало.

*   *  *

Целесообразнее в данном случае присмотреться к стилю (или типу) казацкой воинской культуры. В целом он был агрессивно-наступательным на протяжении многих веков.

Казачий стиль военных походов на лодьях мы можем отчётливо заметить у знаменитых новгородских, великоустюжских и верхневолжских ушкуйников. Именно ушкуйники Северной Руси сбили спесь с многоликой татаро-монгольской Орды ещё задолго до Куликова поля. Но и до прихода монголов, в эпоху Владимир-Суздальской Руси, ушкуйники успешно ходили на булгар-куманов-половцев, то  есть предков казанских татар, когда был взят их главный торговый городок Жукотин на реке Кама. Если обратиться к ещё более раннему периоду, то обнаружится, что масштабные лодейные походы русских варяжских князей на Царьград и в Балтийском регионе – по стилю то же самое…

(В поисковике можно набрать слово ушкуйники и посмотреть на список их походов, как на Запад, так и на Восток. Он далеко не полный, но и это впечатляет.)

Выходит, что феномен казачества намного древнее раздела общерусского Древа на великороссов и малороссов. Настоящие казаки никогда отдельным народом не были и никогда отдельно себя не мыслили, составляя особое СОСЛОВИЕ внутри всего русского народа. По существу они являлись природной воинской варной (кастой) кшатриев, если использовать древнеарийский термин. 

Комментарий от 05 апреля 2014, 17:17



Кремлёвская система обороны это ГУЛАГ наоборот

Известно, что в состав официальных сословий царской России (духовенства, дворянства, крестьянства и купечества) казачество не включалось отдельным сословием. Но речь не об этом. Речь о том, что в эпоху тяжёлых испытаний русский Сверхэтнос почти архетипически, на уровне «коллективного бессознательного», воссоздавал необходимый орган активной самозащиты, существовавший в глубокой древности. А по сути дела – всегда. Всегда на границах Руси (России) собирался весёлый гулящий народ, образуясь в своеобразные «военные демократии».

Для центральной власти это было удобно вдвойне. Во-первых, метрополия освобождалась от самых буйных представителей. А во-вторых, эти буйные представители, создавая свои сообщества, выполняли функцию общей защиты государства, с регулярным приростом и территорий и налогов. Центру оставалось лишь установить  с казаками необходимый взаимовыгодный Договор.

На деле выходило так, что пограничные территории «русского фронтира» находились в состоянии постоянной войны с соседями, активной или вялотекущей, чем и обеспечивался мир в центральных районах. Казачьи войска: Амурское, Астраханское, Донское, Забайкальское, Запорожское, Исетское, Кубанское, Оренбургское, Семиреченское, Сибирское, Слободское, Терское, Уральское, Уссурийское  и Черноморское (не уверен, что перечислены все) – были подобны пограничным башням, напоминая в фортификационном смысле оборонную систему типичной русской крепости, то есть Кремля.

Коммунисты, следуя умозрительно-кабинетной схеме построения государства, сломали «русскую кремлёвскую» систему обороны, создав взамен «лагерную коммунистическую» систему охраны. При этом, подобно дворянству, духовенству и купечеству, прежнее казачество было почти уничтожено как класс малопригодный для построения «светлой жизни» во «тьме египетской», а наиболее активная мужская часть общества была: или также уничтожена во время репрессий, или размещена в бесчисленных советских лагерях на положении самых настоящих рабов. А со временем и вся страна превратилась в огромный лагерь… Вот небольшой пример. До 70-х годов XX века советские колхозники не имели паспортов и не могли свободно переехать на другое место жительства и работы, что фактически приравнивало их к крепостным. В те годы сельская молодёжь мечтала о службе в армии, дабы по дембелю, получив паспорт, сбежать от колхозной безнадёги в город: была такая возможность… А город, кстати, как место обитания коммунистических бонз и демонстрации советской показухи, жил относительно неплохо и с паспортами у граждан.

В чём основное отличие «русской кремлёвской» системы обороны государства от «коммунистической лагерной» системы охраны? Они ведь внешне чем-то схожи, не правда ли? – и там и там стены с башнями-вышками… Основное отличие в том, куда направлена агрессия окружающей Стены. В крепости, типа русского Кремля, преобладающая агрессия была направлена вовне, то есть в сторону возможного нападения соседей. А в «лагерной коммунистической», как и в любой полицейской,  основная агрессия Стены направлена вовнутрь, в сторону заключённых.

(Самобытный современный философ Дмитрий Галковский, написавший книгу «Бесконечный тупик», показал на конкретных примерах из сочинений классиков марксизма-ленинизма, что мировая социал-демократия создавалась в Европе «на экспорт», специально для России, как «полицейский проект» для обуздания славянских народов. Отчасти это объясняет странный разгром советских войск в первые месяцы войны с Рейхом. Здесь момент психологический: произошло то, что не должно было произойти никогда! - Идейные начальнички, с кем вчера на парадах вышагивали, вдруг с танками попёрли...)

Такое случалось и прежде, в вековой допетровский период, когда был нарушен духовно-религиозный каркас русского Сверхетноса, начиная с кризиса престолонаследия, затем Смуты и церковного Раскола. Причины иные, но диагноз тот же: тяжелейшее самоотравление метрополии в результате перманентной гражданской войны и продолжительной стагнации государства в режиме автаркии.

Комментарий от 12 апреля 2014, 12:17



Потешные войны как метод укрепления нацвалюты

Провиденциально получилось так, что ядром новой русской армии после Смутного времени стали «потешные войска», с которыми упражнялся царь Петр I (примерно с десятилетнего возраста), преобразовав их впоследствии в гвардию Преображенцев и Семёновцев. Провиденциальность в том, что любая страна с имперскими амбициями вынуждена постоянно вести небольшие «потешные войны» на границах или за пределами метрополии, выводя наружу пассионарный яд, который неизбежно скапливается внутри каждого большого государства. Типичные примеры: многочисленные походы князя новгородского (а затем и киевского) Святослава в X веке… Многочисленные военные кампании за пределами России во время правления Екатерины II, особенно успешные с участием фельдмаршала А.В. Суворова… А также опыт французского Иностранного легиона, издавна собиравшего солдат удачи со всей Европы. Да и многовековая история русского казачества – самый настоящий Легион русских солдат удачи. Понимая это, чубатый генералиссимус Суворов воздавал казакам должное.

В Европе после Первой мировой войны в ходу была поговорка, что, мол, немцы воюют не для победы, а для потехи. Вполне приятная «пилюля» после Версаля, однако определённая доля истины здесь имеется.

Видимо, локальные войны неизбежны, и их приходится вести не только для больших Побед, которых никогда много не бывает, но и для… «потехи» тоже, для активизации мужских сперматозоидов и усиления женского либидо, что безусловно способствует гармонизации гендерных отношений, приросту рождаемости и укреплению мира во всём мире. Точно так метеослужбы обстреливают из пушек горные склоны, чтоб снять гравитационную напряжённость во избежание большого схода снежной лавины или селевого потока. Точно так в степи зажигают несколько встречных небольших пожаров, чтобы сбить основное пламя. Но главная цель «потешных войн» – укрепление национальной валюты. Национальную валюту укрепляют не бухгалтера, а солдаты удачи. Те крупные государства, которые зациклены на решении своих «внутренних проблем» и полагаются лишь на пассивную оборону – заведомо обречены. В современных США это понимают и последовательно проводят нормальную внешнюю политику «потешных войн», начиная с захвата Норьеги в Панаме, и далее по списку. Что ж, это мудрая политика, достойная для подражания: собственная валюта укрепляется, угнетённые народы освобождаются… Да и по «ящику» есть что показать в перерывах между рекламой.

Комментарий от 16 апреля 2014, 12:24




Балтийские моряки: от Олега Вещего до Семёна Давыдова

Обсуждая тему этничности казачества, нельзя не затронуть элементы казачьей воинской культуры. Когда русская армия под началом Суворова освобождала Италию от республиканских войск Бонапарта, то больше всего местных жителей поразил необычный облик казаков. То хмурые, то весёлые всадники-бородачи с пиками да чубами смутно напоминали о древних фракийских временах...

Чубы казацкие действительно имеют древнефракийское (древнескифское, древнеарийское) происхождение. Воины тюрков и угров во все времена носили косичку, одну или несколько, подобно маньчжурским, китайским и монгольским воинам, что свидетельствует в пользу древнейшего этнического и культурного родства. А казаки носили воинский чуб-оселедец. Его можно увидеть не только у донцов и запорожцев, но и у славян-венедов Балтики, как это видно на известной картине Клавдия Лебедева с изображением князя Святослава, внука ладожского Рюрика. Согласно подробному описанию грека-летописца Льва Диакона, по внешнему виду князь Святослав – типичный чубатый казак. Но ведь по происхождению он не с Запорожья был, а с Балтики. Вот вам и элемент казацкой воинской культуры из Х века.


Встреча Святослава с Иоанном Цимисхием. 

Художник Клавдий Лебедев



Любопытный факт: трезубец на гербе Украины – это вовсе не трезубец, а знак Рюрика: атакующий сокол. Но в южную столицу Древней Руси – Киев – этот знак пришёл с севера, из Ладоги, где у балтийского князя была создана первая столица Древней Руси, и где похоронен дядька Рюрика – Вещий Олег. До сих пор атакующий сокол является гербом Старой Ладоги.

Правда, у герба есть ещё одно значение: варяжская лодья в анфас. Здесь тоже всё логично. В 882 году князь Олег с небольшим десантом на лодьях овладел Киевом, умертвив князей-узурпаторов Аскольда и Дира… Но прежде показал им князя Игоря, тогда ещё младенца и в будущем отца Святослава. Так на Украине появился древнеладожский герб Рюриковичей, и Киев стал Матерью городов русских.

Часто интересуются: если Киев – Мать городов русских, то где был Отец? Дело в том, что Киев стал столицей Руси после Ладоги (ныне Старая Ладога), чей статус северного столичного города вскоре перешёл к Господину Великому Новгороду, а затем и к Санкт-Петербургу (Петрограду). Однако лишь с расцветом Новгорода северная и южная столицы Руси стали осмысливаться как «Отец и Мать».

Сознательно или бессознательно, писатель Михаил Шолохов в своём романе «Поднятая целина» задействовал глубинно-историческую связь великорусского  Севера с малороссийским Югом, рассказав, как бывший балтийский моряк Семён Давыдов приехал на хутор Гремячий Лог помочь казакам Макару Нагульнову и Андрею Размётнову организовать Гремячинский колхоз. 


Можно с иронией отнестись к исторической аллюзии великого писателя, но ведь, в сущности, весь мир – это один Большой Колхоз. Разве не так? Вещего Олега и Семёна Давыдова объединяет  уже то, что оба они были идеалистами, то есть обладали тем качеством, без которого немыслимо настоящее рыцарство. А идеалы у каждого времени свои.

Комментарий от 18 апреля 2014, 16:04


       

Казаки – не крестьяне, а пограничники да разведчики

Однако возвратимся к статье «Казаки: нация, субэтнос или сословие?». По-моему, автор слишком заостряет элемент «нерусскости» казаков, приводя различные цитаты довольно поздней эпохи. Если взять, к примеру, тюркский Сверхэтнос, то там обнаружатся противоречия между отдельными народами, говорящими на схожих языках, совершенно несоизмеримые по сравнению с тем, что он тщетно пытается отыскать внутри русского Сверхэтноса, в попытке отделить казаков от русского народа. Нельзя путать сословные антагонизмы с этническими. Эдак у нас скоро договорятся до того, что пожарников, шахтёров и моряков объявят «некомплиментарными субэтносами», затем «нетитульными нациями», с последующей заменой на экономически выгодных азиатских гастарбайтеров.

*   *   *

Любое сословие обладает повышенной степенью самоидентификации и отчуждения от других сословий. Здесь естественный «инстинкт» самосохранения собственных традиций. Откуда, возможно, и происходят пресловутые: «Мы не русские, а казаки». Примеров подобного рода великое множество. Так в Сибири второй половины XIX века русские крестьяне из более древней волны оседлости называли себя «русскими», а тех переселенцев, кто прибыл позднее, называли «расейскими». Ну и что? Временно возник местный этнический фенотип внутри одного сословия и единого народа. Кто теперь помнит об этом? Подобные «разделения» могут идти по отдельным деревням, улицам, дворам и даже подъездам одного и того же дома. Более того, иногда разделение может происходить внутри одного и того же человека, и называется это шизофренией. Что же говорить о целых сословиях.

При этом нельзя забывать, что непроницаемых перегородок между сословиями никогда не было. Тот, кто по духу родился казаком среди крестьян Малороссии, рано или поздно уходил на Сечь, спасаясь от тотального холопства, чтоб стоять перед турками, татарами и католическими панами за всю землю русскую, за весь православный мир. Парадокс состоит в том, что казаки Сечи Запорожской были намного ближе к Северной Руси, чем к украинским панам и гетманам (перечитайте Гоголя, если есть сомнения). Это столь же верно, как и то, что практически все былины древнерусские эпохи Киевской Руси, созданные до татаро-монгольского нашествия, сохранились почему-то не на Украине, а на русском Севере.

*   *  *

А вот другой пример преодоления межсословных перегородок. Князь Петр Алексеевич Кропоткин (тоже из рода Рюриков, как и князь Святослав), окончив с отличием Пажеский корпус в Петербурге, отказался от блестящей карьеры возле персоны царя и выбрал службой для себя тяжёлую стезю казачьего офицера далёкого войска Амурского. Вскоре Кропоткин возглавит несколько восточных экспедиций; в том числе разведчиком (под видом купца) на территории недружелюбного Китая, и много чего добудет для России ценного, облачившись в «немодный» при Дворе казачий мундир. Князь очень бы удивился, наверное, услышав от кого-нибудь: «Господин Кропоткин, говорят, Вы уже не русский?»


Князь Петр Алексеевич Кропоткин (1842 – 1921), казачий офицер Войска Амурского, разведчик, великий учёный и путешественник, один из основных теоретиков Анархизма.


Однако с одним авторским положением нельзя не согласиться: казачество не имеет какого-либо отношения к крестьянству, поскольку крестьянство – это совершенно другое сословие, другая варна, другая каста… Действительно, южнорусские казачьи земли испокон веков считались хлеборобной житницей Руси и России, но землю обрабатывали не казаки, а те, кто селился рядом с ними под казачью защиту. Напомню, что на Дону за землепашество казака могли жестоко покарать (по некоторым данным, даже смертью) вплоть до ХVIII века включительно. Почему? Ответ прост и очевиден. По основному своему назначению казаки являлись самыми настоящим пограничниками. А крестьяне, в силу ритмичности и предсказуемости своей хозяйственной деятельности, не могут быть мобильными и полноценными защитниками рубежей своей Родины. Да, крестьянин способен на жестокий и бессмысленный бунт с вилами, косами и камнями, но он не воин в полном смысле этого слова. В той же Малороссии крестьяне были совершенно беззащитны перед нападением турок и татар, поскольку бусурмане всегда могли напасть и увести в полон во время посева или уборки урожая. Что и делалось. Пока Екатерина II не прекратила крымский беспредел, добавив титул «Крымского» к фамилии князя В.М. Долгорукого; а затем и «Таврического» к фамилии князя Г.А. Потёмкина.

Комментарий от 23 апреля 2014, 11:47



На каком языке было написано письмо запорожцев турецкому султану?

В стремлении найти в истоках русского казачества нерусскую основу, автор в своей статье откровенно ловчит цитатами и смыслами. Так, указывая на якобы существующее отмежевание народа казацкого от народа русского, едва ли не с XIII века, он зачем-то приводит цитату из «Древней истории казачества» Е.П. Савельева, где говорится о событиях XVI и XVII века, то есть на 300 или 400 лет позднее. Цитирую:

«Казаки прежних веков, как это ни странно звучит для историков, не считали себя русскими, то есть великороссами или москвичами; в свою очередь и жители московских областей, да и само правительство смотрели на казаков, как на особую народность, хотя и родственную им по вере и языку. Вот почему сношения верховного правительства России с казаками в XVI и XVII веках происходили чрез Посольский Приказ, то есть по современному – чрез Министерство иностранных дел, чрез которое вообще сносятся с другими государствами.» (конец цитаты)

Да, действительно «странно звучит», с историком нельзя не согласиться … Но разве в цитате Савельева речь идёт о нерусскости казачества в этническом смысле? Ведь сам он вполне осторожно и ясно оговаривается, что они «не считали себя русскими, то есть великороссами или москвичами»… И тем самым даёт объяснение возникшей «странности», указав, что в данный исторический период слово «русский» было синонимом слов: «великорусский» или «москвич». Поэтому казаки Сечи Запорожской, уже тогда считавшие себя малороссами, действительно могли позиционировать себя как «народ не русский», дистанцируясь от центральной великорусской метрополии. Обычный самостийный гонорок, и не более того. Точно так жители Австралии и Новой Зеландии, имея стопроцентное (!) английское происхождение, и осознав себя с определённого момента австралийцами и новозеландцами, могли сказать: «Мы не англичане».

Зачем моменты политические выдавать за этнические?

Доказать, что причиной казацкой самостийности является изначально тюркское происхождение казаков будет столь же трудно, пожалуй, как и доказать, что текст ответного письма запорожцев турецкому султану Магомету IV, со всем его обсценным малороссийским юморком, был написан крымскими татарами с помощью орхоно-енисейских тюркских рун. Или по-арабски, то бишь справа налево.


Илья Репин. Запорожцы пишут письмо турецкому султану.



Известно, что самосознание украинцев, как отдельной ветви общерусского Древа, как раз и сформировалось к концу
XVII века. Это естественный процесс реального этногенеза. Но в Малороссии всё было дополнительно обострено сильнейшим влиянием католицизма (униаты) и конкретно антимосковскими настроениями. Отмежевание жителей провинции от столичных жителей – дело вполне понятное и по нашим временам: в регионах народ не любит москвичей. Да, это факт бесспорный. А любят ли лондонцев жители Южного Уэльса? Или жители острова Хонсю – столичных токийцев? Что нам могут рассказать о своей любви к парижанам во французской Нормандии, в краю классической Вандеи?

Кстати, неприязнь к москвичам в XVI веке со стороны малороссийских  казаков едва ли сравнима с теми чувствами, что испытывали тогда же к москвичам жители разорённой дотла республики Господина Великого Новгорода или столь же разорённой героической Твери, где князей и бояр московских люто ненавидели за их подлый и частый сговор с Ордой в былые столетия. Что, начнём теперь доказывать, что тверичи и новгородцы не являются русскими людьми?

Да и приём послов казацких в московском Посольском Приказе ни о чём не говорит. Это ведомство занималось банальной разведкой, и по вполне понятным причинам его не могли миновать любые политические фигуры из числа тех, кто прибывал с пограничных территорий Руси. 


Посольский Приказ в Москве. Гравюра 1656 года из Описания путешествия Адама Олеария в Московию.

Комментарий от 24 апреля, 11:20



Донцы – потомки древних новгородцев

Трудно понять, чем руководствовался автор статьи «Казаки: нация, субэтнос или сословие?», когда брал в свои союзники историка Е.П. Савельева для обоснования этнической «нерусскости» казаков, если сам историк Савельев прямо указывал в своей книге «Древняя история казачества» на Великий Новгород как основной исток казачества Всевеликого Войска Донского, напомнив и про вечевые традиции, и про новгородских ушкуйников, разумеется. Его сведения просто уникальны. Цитирую:

«Еще в конце XII в. отважные новгородские «повольники» или «ушкуйники» основали на р. Вятке гор. Хлынов, переименованный впоследствии в Вятку, и оттуда предпринимали свои торговые путешествия или военные набеги вниз по Волге. В 1361 г. они проникли в столицу Золотой Орды Сарайчик, а в 1364 – 65 гг. – за Уральский хребет на берега р. Оби.

Предводители этих «ватаг» именовались «ватманами», а впоследствии атаманами. Основанные повольниками общины, по примеру Новгорода и Пскова, управлялись «вечем», т.е. народным «кругом», где каждый гражданин имел равный голос со всеми. (…)

При движении на Дон с Днепра черкасов, белогородских и старых азовских казаков новгородцы спустились вниз по этой реке до самого Азова, смешались с другими казацкими общинами и таким образом положили основание «Всевеликому Войску Донскому», с его древним вечевым управлением.

Казаки-новгородцы на Дону – самый предприимчивый, стойкий в своих убеждениях, даже до упрямства, храбрый и домовитый народ. Казаки этого типа высоки на ногах, рослы, с широкой могучей грудью, белым лицом, большим, прямым хрящеватым носом, с круглым и малым подбородком, с круглой головой и высоким лбом. Волосы на голове от темно-русых до черных; на усах и бороде светлее, волнистые. Казаки этого типа идут в гвардию и артиллерию.

Говор современных новгородцев, в особенности коренных древних поселений, во многом сходен с донским, жителей 1-го и 2-го Донских округов.(…здесь Савельев приводит ряд примеров сходства в говоре новгородцев и донцов…). Новгородцы лучше, чем москвичи, знали древние сказания о начале Руси и ее славных витязях-богатырях. Язык их деловых бумаг, как и старых донских казаков, чище московского и отличается от последнего как чистотой, так и образностью выражений.

Новгородцы также занесли на Дон названия: атаман, стан, ватага, ильмень (общее название большого чистого озера) и др. Кроме того, многие донские станицы и хутора носят чисто новгородские названия: (…далее Савельев приводит ряд примеров, там же упоминая о древнем поселении новгородцев-ушкуйников на Северной Двине, где «жители отличаются предприимчивым и энергичным характером, не знавшие никогда крепостного права»…)

Присутствие новгородского элемента в Донском казачестве сказывается также в архитектуре построек древних церквей, часовень, народной орнаментации, нравах, обычаях, суевериях, свадебных обрядах, вечевом правлении, говоре и проч.» (Е.П. Савельев «Древняя история казачества»)

Здесь, как говорится, «комментарии излишни», – информация предельно ясная и недвусмысленная. Разве не удивительно, что донские казаки называли открытое водное пространство словом «ильмень», в память об озере Ильмень и Великом Новгороде? Да и знаменитый Казачий Круг имеет, по всей видимости, северное происхождение, от вечевой новгородской демократии, едва ли не самой древней в Европе… Но как после этого отнестись к словам автора статьи «Казаки: нация, субэтнос или сословие?», если он, высоко оценив труд казачьего историка Е.П. Савельева (и даже процитировав его), там же в своей статье пишет:

«Не только в большинстве, а, пожалуй, и во всех без исключения источниках по истории Руси-России XIV XVII веков мы не найдем упоминаний казаков в контексте «русскости»…» (конец цитаты)

Видимо, автор на момент написания статьи успел прочитать лишь отдельные абзацы из «Древней истории казачества»… 


Евграф Петрович Савельев (1860 - 1927), историк, специалист по донскому казачеству. Губернский секретарь одного из отделений Области Правления Войска Донского.

Комментарий от 26 апреля 2014, 15:57



На какие истоки казачества указывал историк Савельев?

В вышеупомянутой «Древней истории…» речь идёт о причастности традиций казачества к истокам куда как более древним, чем эпоха разрушительного татаро-монгольского нашествия XIII века… И даже более древним, чем эпоха столь же разрушительного нашествия гуннов, которые первыми к V веку н.э. перекроили баланс сил в степях Центральной Азии в пользу тюрков-номадов. Иными словами: историк Савельев «копал тему» происхождения казачества столь глубоко, что брать его в союзники к современным евразийцам или самостийцам просто смешно.

Основная мысль Савельева состоит в том, что в феномене казачества проявилась древнейшая скифо-арийская воинская традиция, которую можно также обнаружить в среде алано-осетинской, где, как и на всей Руси (России), особо почитаемым святым и по сей день является всадник с копьём Святой Георгий, победитель Змея или Дракона, а статус женщин столь же высок, как у славян и скандинавов.

*   *   *

Здесь надо напомнить, что аланы до татаро-монгольского нашествия господствовали в степях Причерноморья и Тавриды (Крым), являясь коренным сарматским населением, родственным всем славянским народам по общескифскому (индоевропейскому) происхождению. Однако в 1222 году аланы потерпели сокрушительное поражение от монголов из-за предательства тюрков-половцев, которые вначале были союзниками алан, но затем переметнулись на сторону противника по причине древнего этнического родства с монголами, и в ожидании лёгкой добычи от разгромленной степной Алании. Остатки аланского населения ушли после резни в долины и ущелья горной Алании, известной в средние века под именем Дигории, а ныне – Осетии.

Позднее, в конце XIV столетия население Дигории подверглось ещё более жестокому преследованию тюрков, на сей раз со стороны «железного хромца» Тамерлана, который со своей ордой несколько раз вторгался на Кавказ, тотально истребляя алан, уничтожая их поселения и вырубая даже лес в горах... В тот же период аланы покинули Крым или были ассимилированы, наряду с готами; а остатки орды Тамерлана (после его смерти) тем временем укрепились на полуострове, образовав впоследствии этнос крымских татар.

Не исключено, что война татаро-монголов с аланами носила отчасти религиозный характер. Известно, что аланы-степняки приняли христианство от Византии к началу X века, а горные осетины стали христианами ещё раньше, во время контактов с Грузией.

После катастрофических нашествий войск Тамерлана христиане осетины, начиная с XV века и на протяжении трёх последующих веков, были теснимы в предгорьях Кавказа мусульманами кабардинцами, причём настолько последовательно, что ко времени присоединения Кавказа к России общая численность осетин составляла лишь 25 тысяч человек… Правда, уже через столетие она выросла до 160 тысяч.

Тогда же, в конце XVIII века, при русской крепости Моздок начинает формироваться казачество будущего Терского войска. Его основой стали более 500 семей волжских казаков, частично дополненных горцами-осетинами. По инициативе генерала А.П. Ермолова в 1824 году два недавно заселённых осетинских селения  официально стали казачьими станицами – Черноярской и Новоосетинской. Казаки-осетины бились отчаянно. Весной 1843 года почти вся «осетинская сотня» полегла под Моздоком в первом крупном сражении с горцами Шамиля.

*   *   *

Осетины – один из наиболее архаичных индоевропейских народов. В культовой архитектуре они сохранили традиции срубного зодчества (святилище Реком) и уникальной резьбы по дереву. Во время застолий издревле используют ритуальные деревянные чаши для пива, типа русских братин. Многие элементы осетинских орнаментов имеют прямую связь с эстетикой общескифского Звериного стиля. Древнейшие его проявления  на Кавказе представлены находками «Кобанской культуры» эпохи бронзы, обнаруженными у границы степи в Северной Осетии возле села Кобан, и других местах. Великолепное образцы боевых топоров, мечей, кинжалов и блях, изготовленных из бронзы за тысячу лет до Р.Х., наряду с резкой сменой погребальных обрядов в ту же эпоху, свидетельствуют о мощной экспансии с Приуральских степей на Кавказ кочевых скифо-арийских племён, носителей курганной культуры. Вероятнее всего, это были ранние киммерийцы, сокрушившие на Кавказе более древний автохтонный этнос строителей каменных циклопических сооружений, типа дольменов и менгиров.

Французский исследователь индоевропейской мифологии Жорж Дюмезиль считал, что именно от бывших осетинских предков – алан – знаменитый Нартский эпос был воспринят среди других горских народов Кавказа, в основном адыгейских. Кстати, в самоназвании осетин сохранёно имя древних  богов-прародителей Асов (Ясов, по старорусскому произношению), от которых назван современный Азов и Азовское море. А переправа в районе современной Керчи с древнейших времён называется Киммерийской.

Асы – архаичные боги индоевропейского Универсума – известны также по ведическим (Ригведа) и древнескандинавским источникам (Эдда). Любопытно, что в современном военном лексиконе слово «ас» закрепилось за виртуозами воздушного боя, что находит свою параллель в славянской драконоборческой мифологии, где асилки – могучие великаны-богатыри: они создают гром, подбрасывая в небо свою булаву; а на земле – ворочают огромные камни, освобождая людей от власти змееподобных хтонических чудовищ. Это прямой посыл к христианскому змееборцу Святому Георгию. Но вполне возможно, что здесь и память о былой грандиозной битве богов Асов с титанами, с применением неведомых технологий, что находит свой отзвук в индийских Ведах и мрачной апокалиптике Рагнарека. 

Комментарий от 01 мая 2014, 11:39



О батырах и казачьих линиях

В целом обсуждаемая статья "Казаки: нация, субэтнос или сословие?" довольно типична своей попыткой пошевелить нерусскими этническими группами в исторических просторах русского Сверхэтноса.

Надо заметить, что подобные группы были всегда и всегда будут – проблема не в этом. Проблема в том, что автор решил их простимулировать с объёмной проекцией в современность, некорректно задействовав «бренд» казачества. Например то, что у крупного историка В.Н. Татищева высказывалось в форме предположения, – тут же в следующем абзаце выдаётся за бесспорно существующий факт, как это сделано в вопросе о гипотетическом родстве мещерских татар, монголов мангытов и казаков Дона… Если бы настоящие мангыты действительно весомо присутствовали в предках донского казачества, то как бы казаки Первой мировой могли пугать Европу (а теперь и Америку тоже) своей бородатостью?

*   *   *

Дело даже не в густой казачьей бороде, а в том, что мангытские роды, укрепившиеся в Монголии ещё во времена Чингисхана, и позднее нещадно истребляемые Тамерланом, являются (в качестве предков) составной частью узбекского и каракалпакского этноса. Одни лишь ногайцы, известные своей протурецкой и антироссийской ориентацией, считают мангытов своими прямыми предками, а казаков – врагами. Но ещё до столкновений с Россией и массового переселения в Турцию (около 700 тысяч) мусульмане ногайцы были многократно разбиты и вытеснены из степей Поволжья кочевыми племенами калмыков-буддистов. Позднее калмыки, являясь верными союзниками России, постоянно несли службу в составе Оренбургского, Астраханского и, по некоторым данным, Уральского казачества. А вот ногайцев (потомков мангытов) там не было.

*   *  *

Метод подмены реальных фактов зыбкими предположениями, тут же далее по тексту выдаваемыми за реальные факты, был хорошо заметен у Льва Гумилёва, который страшно запутал и без того сложную историю взаимодействия русского народа с тюрками-степняками, в попытке вычеркнуть домонгольский период истории Руси. Пожалуй, это и было главной целью… В целом попытка не удалась, но породила массу всевозможных аберраций и спекуляций в пишущей интеллигентской среде. Результат? – На данный момент российская этноисторическая публицистика содержит «ароматный букетик» самых разнообразных сочинений, где, конечно же «научно доказано», что: «русские – это финно-угры», «варяги и дворяне – это немцы», «славяне – это рабы-сакалиба», а «казаки – это татары». Последний писк высокой моды: «русские – потомственные рабы»… Какая-то странная, иррациональная ненависть к русскому народу, русскому языку и русской культуре… Помню, в отдельных журнальных публикациях последователи Льва Гумилёва забавно выводили русское слово «богатырь» от тюркского «батыр», а слово «казак» от этнонима «казах»… Хотя на самом деле предки современных казахов были фактически спасены от довольно жестокого преследования со стороны тех, кого мы сегодня называем киргизами (в прошлом кара-кыргызами), и спасены они были как раз благодаря русским казачьим линиям, фортам и крепостям, построенным по царскому повелению в Средней Азии. Но в те времена казахов называли не казахами, а кыргыз-кайсаками; причём, если этноним «кыргыз» является действительно их собственным, то дополнение «кайсак» явно приобретённое со стороны... Так кто от кого перенял этноним «казак»? И кто там был «батыр»?

К литературному наследию Льва Гумилёва надо относиться осторожно. Иногда он доходил до банальной русофобии, демонстративно пренебрегая классическими древнерусскими письменными источниками, и наряду с этим основывая свои теории на источниках сомнительных. И я что-то не припоминаю, чтоб его всерьёз интересовала история русского казачества.


Объясачивание средней киргиз-кайсацкой орды. Акварель художника Н.Н. Каразина (1842 – 1908), офицера и непосредственного участника завоевания Средней Азии.



Разумеется, тему инородцев среди казачества не мог обойти историк Е.П. Савельев. В одном месте, затронув вопросы казачьей дисциплины, он пишет в своей «Древней истории…»:

«Случаи неподчинения были очень редки и проявлялись не среди природных казаков, а случайного элемента, попавшего на Дон и принятого в казаки, как то: выкрестов из татар, турок и черкесов, беглых крестьян и друг. Такие нечистокровные казаки на Дону назывались «тумой». (конец цитаты)

Обращаю внимание: историк Савельев не включает в состав "случайного элемента" ("тумы") людей русских. А беглые крестьяне это не национальность. К тому же речь идёт наверняка о крестьянах Малороссии или Бессарабии, поскольку бежать на Дон с центральных районов России было далеко и рискованно, а несвободных крестьян местных, донских, хозяева нашли бы быстро. Термин "тума" имеет несомненно ордынское происхождение, от войскового объединения "тумен".

Выходит, что пресловутая «нерусскость» казачества «по Савельеву» является даже большей «русскостью», чем это было у самих русских той эпохи. Особенно, если принять во внимание закрепление крестьян за земельными наделами в конце XVI века; да и в целом окрестьянивание народа в центральных и южных областях России в допетровский период, когда власть московская обрела во многом черты типичной азиатской деспотии, после трехсотлетней «комплиментарности» с ордынцами. Тогда это послужило дополнительным фактором для ухода активной части истинно русского населения на Север и в Сибирь, где возникли новые города, станицы и порты до Аляски включительно. Именно так, завоёвывая и осваивая новые земли, казачий народ  окраин России  сохранил в себе импульс древних русских людей, эпохи до монгольского нашествия, став настоящим авангардом  Русской цивилизации. Что и отмечено Л.Н. Толстым в его словах: «Вся история России сделана казаками».

Казаками, а не тумой.

Комментарий от 09 2014, 10:10



Об удивительной силе казачьей бороды

Интересные наблюдения о казачестве эпохи Первой мировой оставил поэт, путешественник и офицер Николай Степанович Гумилёв, отец будущего этнолога Льва Гумилёва и первый муж Анны Ахматовой. Он был расстрелян питерскими чекистами в августе 1921 года, после ареста и скорого «суда» по Делу «Петроградской боевой организации В.Н. Таганцева», кстати, до сих пор засекреченному.

За семь лет до своего расстрела, в августе 1914 года, Николай Гумилёв добровольцем записался на фронт. Воевал в кавалерии, сперва в уланском, затем в гусарском полку, и за проявленный личный героизм стал кавалером Георгиевского креста 2-й и 3-й степени.

Его документальная повесть «Записки кавалериста» публиковалась отдельными главами-«корреспонденциями» в столичных «Биржевых ведомостях» с февраля 1915 по январь 1916 гг. Это лаконичный документ о беспримерной доблести русских солдат во время Первой мировой войны.

Приведённый ниже эпизод относится к декабрю 1914-го, когда взвод Гумилёва обеспечивал связь между штабами их кавалерийского полка с Уральской казачьей дивизией и Забайкальской казачьей бригадой, во время боёв с австрийцами на территории Польши.


Поэт и офицер Николай Гумилёв (1886 - 1921)



Из «Записок кавалериста» Н.С. Гумилёва:

«Мой взвод был отправлен к штабу казачьей дивизии, чтобы служить связью между ним и нашей дивизией. Лев Толстой в «Войне и мире» посмеивается над штабными и отдает предпочтение строевым офицерам. Но я не видел ни одного штаба, который уходил бы раньше, чем снаряды начинали рваться над его помещением. Казачий штаб расположился в большом местечке Р. Жители бежали еще накануне, обоз ушел, пехота тоже, но мы сидели больше суток, слушая медленно надвигающуюся стрельбу, – это казаки задерживали неприятельские цепи. Рослый и широкоплечий полковник каждую минуту подбегал к телефону и весело кричал в трубку: «Так… отлично… задержитесь еще немного… все идет хорошо…» И от этих слов по всем фольваркам, канавам и перелескам, занятым казаками, разливалась уверенность и спокойствие, столь необходимые в бою. Молодой начальник дивизии, носитель одной из самых громких фамилий России, по временам выходил на крыльцо послушать пулеметы и улыбался тому, что все идет так, как нужно.

Мы, уланы, беседовали со степенными бородатыми казаками, проявляя при этом ту изысканную любезность, с которой относятся друг к другу кавалеристы разных частей.

К обеду до нас дошел слух, что пять человек нашего эскадрона попали в плен. К вечеру я уже видел одного из этих пленных, остальные высыпались на сеновале. Вот что с ними случилось. Их было шестеро в сторожевом охранении. Двое стояли на часах, четверо сидели в халупе. Ночь была темная и ветреная, враги подкрались к часовому и опрокинули его. Подчасок дал выстрел и бросился к коням, его тоже опрокинули. Сразу человек пятьдесят ворвались во двор и принялись палить в окна дома, где находился наш пикет. Один из наших выскочил и, работая штыком, прорвался к лесу, остальные последовали за ним, но передний упал, запнувшись на дороге, на него попадали и его товарищи. Неприятели, это были австрийцы, обезоружили их и под конвоем тоже пяти человек отправили в штаб. Десять человек оказались одни, без карты, в полной темноте, среди путаницы дорог и тропинок.

По дороге австрийский унтер-офицер на ломанном русском языке все расспрашивал наших, где «кози», то есть казаки. Наши с досадой отмалчивались и наконец объявили, что «кози» именно там, куда их ведут, в стороне неприятельских позиций. Это произвело чрезвычайный эффект. Австрийцы остановились и принялись о чем-то оживленно спорить, Ясно было, что они не знали дороги. Тогда наш унтер-офицер потянул за рукав австрийского и ободрительно сказал: «Ничего, пойдем, я знаю, куда идти». Пошли, медленно загибая в сторону русских позиций.

В белесых сумерках утра среди деревьев мелькнули серые кони – гусарский разъезд. «Вот и кози!» – воскликнул наш унтер, выхватывая у австрийца винтовку. Его товарищи обезоружили остальных. Гусары немало смеялись, когда вооруженные австрийскими винтовками уланы подошли к ним, конвоируя своих только что захваченных пленных. Опять пошли в штаб, но теперь уже русский. По дороге встретился казак. «Ну-ка, дядя, покажи себя», – попросили наши. Тот надвинул на глаза папаху, всклокочил пятерней бороду, взвизгнул и пустил коня вскачь. Долго после этого пришлось ободрять и успокаивать австрийцев» (конец цитаты)

Комментарий от 09 мая 2014, 13:57



Казачья крепость Якутска

Хорошей иллюстрацией к выше приведённым словам Льва Толстого: «Вся история России сделана казаками», – служит фотография древней казачьей крепости Якутска, приведённая в книге «В Сибирь за мамонтом» немецкого зоолога и палеонтолога О.В. Пфиценмайера. Вот что пишет исследователь об этом замечательном памятнике древнерусского фортификационного зодчества:

«Среди якутских зданий обращала на себя внимание казачья крепость, выстроенная в 1621 – 1623 гг. В 1901 году она ещё существовала, но во время революции была разрушена, и остатки ее были употреблены в качестве топлива.

Башни ее были построены из мощных стволов лиственниц. Простояв почти триста лет, они были ещё очень прочны. Построена она была казаками, спустившимися вниз по Лене на плотах и подчинивших якутов в начале семнадцатого века» (Е.В. Пфиценмайер «В Сибирь за мамонтом», Госиздат, 1928 г.)


Казачья крепость Якутска. Со старой фотографии начала XX века.



Автор вполне грамотно говорит о подчинении якутов, не упоминая другие таёжные племена. Дело в том, что к началу
XVII века разноплеменное туземное население палеоазиатов, проживавшее прежде по среднему течению Лены, было вытеснено или истреблено в результате  довольно жёсткой экспансии, вначале маньчжурских племен, а затем якутских, не намного опередивших русских казаков в деле колонизации края. Даже более того. Якутская экспансия с силовым вытеснением прежних захватчиков маньчжуров продолжалась ещё во время русской колонизации, практически  весь XVIII век.

Известно, что воинственные маньчжурские и якутские воины носили косы, а передвигались на невысоких мохнатых лошадках, которые могли пастись даже зимой, выбивая корм копытами из-под снега. Судя по описаниям древних авторов, точно такие же неприхотливые лошадки были у гуннов во времена уничтожения Боспорского царства, и у монголов Чингис-Хана во времена уничтожения Киевской Руси, что давало возможность совершать нападения в зимний период, то есть неожиданно.

Вид Якутска в середине XVII века. Рисунок голландского дипломата Николааса Витсена, автора книги «Путешествие в Московию».



Казачья крепость Якутска была поставлена под руководством воеводы Петра Бекетова в 1632 году (Е.В. Пфиценмайер не совсем точен, по всей видимости) неподалёку от устья Алдана, и она надолго станет основным форпостом русского освоения северо-востока Азии и северо-запада Америки, а также контактов России с Китаем и Японией. В сущности, с подобного экспедиционного казачьего десанта и постройки деревянной крепости начинались почти все крупные города Сибири. Пока на Руси шла вековая Смута и подсчёт Лжедмитриев, казаки создавали свою Новую Гардарику («империю городов»), сибирско-американскую.

Кстати, всем известное слово «кремль» изначально не имело какого-либо отношения к каменному зодчеству, и по этимологии происходит от русского глагола кромить, т.е. обтёсывать брёвна с помощью топора. 


Казаки при постройке линейных крепостей - оборонительных сооружений по Иртышу, возводимых в первой половине XVII в. Акварель художника Н.Н. Каразина (1842 – 1908).

Комментарий от 13 мая 2014, 09:54




Чубы – не косички

Этнолог Лев Гумилёв высказывал предположение о значительном влиянии тюрков-половцев (они же куманы, они же кыпчаки) в общем этногенезе украинцев. Вопрос сложный… Нет сомнений в том, что половцы, прекратив своё существование как единый народ после нашествия монголов, позднее вошли в состав этноса татар, башкир, гагаузов, карачаевцев и кумыков. Доказательство тому – сходство языка и культуры.

Но едва ли можно говорить о весомом присутствии тюркского этнического элемента даже среди «старых черкасских казаков», ставших основой казачества Сечи Запорожской… Если бы  число тюрков среди них было значительным, то это обязательно проявилось бы в элементах внешнего облика запорожцев, и все бы знали казаков с воинскими косами, а не с казацкими чубами.

В то же время, нельзя отрицать определенного этнического влияния на запорожцев со стороны торков («чёрных клобуков»), с которыми Русь весьма различно взаимодействовала ещё в домонгольский период, то воюя, то объединяясь против общих врагов.

*   *   *

Основная проблема тюркской гипотезы происхождения казачества состоит в том, что практически все казачьи воинские объединения формировались не в Диком Поле (где действительно, начиная с V века н.э. численно доминировали тюркские племена), а по низовьям, устьям и берегам протяжённых рек Русской Равнины. Это было необходимо как для защиты водных торговых путей Руси от набегов разноплеменных степняков, так и для собственной торговли, чем казаки активно занимались помимо ратного дела. Потому-то практически все казачьи войсковые объединения и названы по тем рекам, где они сформировались… А степь для казаков была местом приложения удали молодецкой, и традиции тут довольно древние. Разумеется, свои собственные.

Русская конница широко применялась ещё до нашествия монголов, во время правления князя Владимира Мономаха, в его успешной борьбе с половцами в XI и XII веках. Для защиты русских земель Мономах применил стратегию активной обороны, когда  княжеские полки сами искали врагов в Диком Поле, не дожидаясь пока те осадят города... Знаменитое «Слово о полку Игореве» повествует об одном из поздних и трагических  эпизодов той двухвековой степной войны русских всадников. Но в основном походы были успешными, даже после смерти Мономаха. Позднее подобный же стиль протяжённых марш-бросков с упреждающими ударами возродит Александр Суворов. А в казачестве это было всегда.


Ночь в музее: всё дело в шляпе

    

По материалам: http://gorod.dp.ua/history/article_ru.php?article=6


В тюркском вопросе несомненный интерес вызывают так называемые половецкие каменные «бабы», мужские и женские идолы, выставленные на площадке Исторического музея Днепропетровска. На отдельных мужских идолах  действительно можно заметить косу на затылке… Но что особо примечательно, почти все мужские «бабы» держат свои ладони на таинственной «кубышке», прикреплённой (?) в нижней части живота, по типу современных барсеток на поясе.

Здесь надо бы напомнить известный исторический факт. Ещё до начала активных действий половцев в степях Северного Причерноморья основная часть тюркского Сверхэтноса входила в сферу влияния Хазарского каганата, окончательно разгромленного во время похода русского князя Святослава в 965 году. Есть версия, что слово «баба» происходит от искажённого «вава», то есть прародитель… На некоторых половецких идолах можно увидеть самые настоящие шляпы! 

Комментарий от 17 мая 2014, 21:15



Чубы – не косички (продолжение)

Я не случайно заостряю внимание на культурных элементах, поскольку каждый самобытный Сверхэтнос  достаточно бережно сохраняет их на протяжении столетий, если не тысячелетий. Вот что писал в 70-х годах XIX века знаменитый русский путешественник Н.М. Пржевальский о мужском обычае монгольских народов Азии носить косы:

«Подобно китайцам монголы бреют голову, оставляя только небольшой пучёк волос на затылке и сплетая их в длинную косу: ламы же бреют дочиста. Усов и бороды ни те, ни другие не носят, да они и растут крайне плохо.» (Н.М. Пржевальский «Монголия и страна тангутов»).

Известно, что маньчжуры, приступив к многолетнему и довольно жестокому захвату Китая с первой половины  XVII века, впоследствии заставляли китайцев заплетать косы до начала XX-го. Отчасти, это выглядело словно напоминание о более древнем периоде, когда Китаем владели монголы.


Самагир (горинский нанаец), маньчжур и орочен. 

Старое фото из статьи "Начало Православия у горинских нанайцев".



Общий обычай тюрков, монголов и китайцев, связанный с ношением воинской косы, этнографы отмечают у таёжных жителей ханты и манси, которые являются такими же прямыми потомками древних азиатских гуннов, как и венгры, то есть угры европейские, сохранившие имя гуннов в названии своей родины
Hungary. По-иному венгры называют себя мадьярами, что в близкой диалектной форме будет произносимо как маджары, прямо указывая на самоназвание мещерских татар.

Есть данные, что «мещеряки» осели в верхневолжском регионе как раз в конце V века н.э., то есть «на излёте» эпохи гуннов. Мещерские татары-маджары (в произношении почти мадьяры) были известны своей конницей, что также сближает их с мадьярами на Дунае. Согласно историческим данным, «мещеряки» помогли русским воинам завоевать Казань, и это вполне логично, поскольку Сверхэтнос угров во все времена сопротивлялся тюркской исламизации, отдавая предпочтение полуязыческому двоеверию в Православии. Выходит, что термин «мещерские татары» с этнической точки зрения довольно спорен, поскольку на самом деле по происхождению они угры, а не тюрки. Однако говорить о том, что великорусское казачество началось с «мещеряков» будет столь же неправильно, как и говорить, что казачество малороссийское, запорожское, началось с венгров или тюрков. Вероятнее всего, являясь такими же потомками гуннов, как и венгры, древние мещерские воины носили воинские косички, а не чуб-оселедец.

*   *   *


Князь Александр Васильевич Италийский, граф Суворов-Рымникский (1730 - 1800), гений локальных войн за пределами Российской Империи. На многих его портретах хорошо виден оселедец, типа казачьего. Портрет работы Н.М. Аввакумова.



Несомненное проявление древнего обычая ношения воинской косы чётко проявилось в немецкой воинской культуре, и все мы помним из курса школьной Истории о прусских воинских косичках, столь ненавистных фельдмаршалу А.В. Суворову во время правления Павла
I, который отменил функциональную Потёмкинскую реформу в армии и вновь заставил солдат пудриться и плести косички, подражая воинам Фридриха Великого. По всей видимости, в немецкой континентальной культуре и этносе действительно присутствует весомая турано-азиатская составная, дав повод англичанам во время Первой мировой войны ассоциировать действия армии кайзера Вильгельма с нашествием гуннов.

Комментарий от 21 мая 2014, 15:10




...Да и пика казачья - не лук со стрелами

Пика – важнейший воинский атрибут степного славянского рыцарства. Больше, чем оружие. Во время Первой мировой войны казачья лава с пиками наперевес наводила на немцев и австро-венгров такой же мистический ужас, как и штыковые атаки морпехов и сибирских батальонов в Великую Отечественную… А в казачьих соединениях Красной Армии, по преемственности от царского казачества, пика дожила почти до начала войны с III Рейхом. Подобной чести удостоились немногие виды личного оружия; в их списке кортик морских офицеров и меч самураев.

Воинские традиции почти столь же консервативны, как и погребальные. Если казачья пика с успехом продержалась до эпохи танков и самолётов, то это указывает на сакральность данного оружия с самых древнейших скифских времён. Речь идёт о преемственности воинской традиции казачества от всадников скифо-сарматской конницы, которая, конечно же, не имеет никакого отношения к лёгкой коннице тюрков-степняков, чьим основным оружием во все времена был лук со стрелами.

*   *   *

Известно, что тюркские степняки c воинскими косичками отлично стреляли из луков прямо на ходу и во все стороны, однако появились они в Причерноморских степях сравнительно поздно, массой потеснив чубатых скифо-сармат на Ариан Ваэджо примерно к V веку н.э., после чего арийская степь превратилась в Дешт-и-Кыпчак. По времени это совпадает с накатом волн гуннского нашествия от районов, расположенных к северу и западу от Китайской стены… В основном со стороны «Железных Ворот» Джунгарии, где, начиная со II века до н.э., собирались  сотни тысяч сюнну (кит. «злых рабов»), бывших пленников, бежавших из Поднебесной после войны Семи царств, чтоб избежать кастрации и строительного рабства на постройке Стены и Гробницы по повелению императора Цинь-Шихуан-ди...  Но до этого Великие степи Евразии принадлежали исключительно скифам, носителям курганной культуры, скотоводам и колесничим. Об этих кочующих в своих вежах (кибитках) бородатых индоевропейцах сообщал ещё грек Геродот, живший в V веке до н.э. Есть и другие источники, в основном китайские.

  

Голова раскрашенной статуи юэчжа, с территории древней Бактрии (Узбекистан), I век до н.э.



Здесь важно вот что отметить: скифы-индоевропейцы и более поздние родственные им сарматы были отнюдь не дикими варварами в степях  Причерноморья и Центральной Азии. По свидетельству археологов и историков (например, покойного В.И. Сарианиди), именно к концу
V века н.э. в результате тотального нашествия гуннов прекратила своё существование крупнейшая Кушанская империя, чьи владения простирались от Южного Урала до Северной Индии. Если искать традиции воинской культуры казачества в регулярных войсках, то именно там: среди индо-иранских всадников Кушанской империи, приверженцев самого раннего Буддизма, шедшего на смену Зороастризму. В Поднебесной их называли  «большими юэчжами». Они же: эфталиты, тохары…Но сами себя называли «арси», что связано с ещё более древней цивилизацией Центральной Азии, существовавшей задолго до походов Александра Македонского. От тех древнейших высокорослых европеоидов остались знаменитые таримские мумии под опрокинутыми лодками в пустыне Такла-Макан, а также санскрит Индии – язык наиболее родственный славянской группе европейских языков.

По всей видимости, центрально-азиатские «арси» на рубеже II и III тысячелетия до н.э. мощнейшим образом повлияли на земледельческие культуры Азии, особенно в области торговли, скотоводства и военного дела. Любопытный факт: на груди одной из таримских мумий археологи обнаружили сыр, положенный во время погребения усопшему «на дорожку». Как показали исследования, изготовлен он был не сычужным способом, обычным среди азиатских народов, а с использованием настоящих кефирных грибков, типа современных. Там же при раскопках обнаружили детали древнейших колесниц, возможно, ровесниц самой древней арийской колесницы в Азии, возрастом в 3,5 тысячи лет, найденной на Южном Урале в могильнике Синташта.

Комментарий от 12 июня 2014, 00:26



Бактрийский клад и Будды в Бомиане

Таримские мумии, обнаруженные в пустыне Такла-Макан в результате экспедиций Свена Гедина и Аурела Стейна в начале XX века и позднее, произвели в своё время сенсацию, но… «тихую», особенно в нашей стране, где информация о них появилась лишь в последние годы. Увы, в том молчании сказалось больше политики, чем науки. В основном, из-за многолетнего запрета на исследования со стороны официальных пекинских властей, всерьёз обеспокоенных появлением таинственных европеоидов в своей древнейшей истории. Напомню, что речь идёт о находках типичных юэчжей древнекитайских источников; голубоглазых и зеленоглазых  людей с русыми волосами, которые действовали в Центральной Азии за четыре тысячи лет до наших дней.

С более поздней Кушанской империей – аналогично. Обнаружение в Средней Азии (Таджикистан, Афганистан) многочисленных памятников эпохи раннего буддизма повергло научный мир в молчаливый ступор, в затяжную «немую сцену». Ломались многие привычные концепции и представления. Особенно те, в которых отстаивался южный и земледельческий приоритет древнейших культур перед, якобы диким и варварским Севером. Разумеется, «южная» парадигма сопротивлялась и продолжает сопротивляться, используя самые разные возможности.

В этом плане весьма показательна судьба знаменитого Бактрийского клада, обнаруженного в конце 70-х годов XX века советскими археологами в недрах афганского холма Тилля-Тепе («золотой холм»); затем странно утерянного на десятилетие и вновь обретённого в подвалах Кабульского банка, когда память о шурави начинала превращаться в героическое предание.

Увы, так получилось, что после вторичного нахождения Бактрийского клада российские учёные предстали уже не в качестве первооткрывателей, а в качестве зрителей чудесного и увлекательного действа в стиле «Лара Крофт: расхитительница гробниц». Далее бесценные золотые сокровища, по соглашению с афганской стороной (им подарили компьютеры), вскоре отбыли за океан на хранение, с последующей экспозиций в различных столицах мира, во благо процветающей афганской науки. Даже с учётом сложной политической и военной обстановки, от всей этой истории потягивает сильной мутью и недосказанностью.


Золотое деревце, из собрания Бактрийского клада.



Наши археологи вышли на Бактрийский клад совершенно случайно. Во время прокладки трубопровода через пустыню,  для подачи газа с территории Северного Афганистана  в СССР (именно так, я не ошибся), когда советский инженер Алексей Марков заметил в отвалах землеройных машин первые культурные артефакты, пока ещё не золото. Вскоре подключились археологи, работавшие в данном регионе под руководством Виктора Сарианиди, и через десять лет клад нашёлся.

Раскопки были тяжёлыми, затратными и полностью согласованными с афганской стороной. Да и сама экспедиция официально считалась совместной. Выяснилось, что холм Тилля-Тепе скрывал в себе древний храм зороастрийцев, превращённый  в I веке н.э. в потаённый некрополь древних скифских царей, возможно тех, кто создавал Кушанскую империю. Открытие мирового значения. К огромной радости учёных, уникальный исторический памятник был обойдён вниманием древних расхитителей гробниц и пострадал лишь от мышиной возни. Предприимчивые грызуны древности переместили массу мелких золотых украшений в свои хранилища, отчасти нарушив его целостность. Однако, как показала жизнь, майти-маусы человекоподобные оказались намного изощрённее настоящих.

Теперь немного хронологии. 

15 ноября 1978 года, в процессе упорных раскопок холма Тилля-Тепе, вскрылась первая царская могила с усопшим, буквально обсыпанным грудой золотых украшений, и сразу вспомнилась местная легенда о «золотых людях» древности. Там же наши археологи обнаружили ещё шесть подобных захоронений, как мужских, так и женских. Грузились ящики, ящики, ящики с золотом…

Война началась практически сразу после извлечения основной массы царских драгоценностей. 25 декабря 1979 года колонны советской 40-й армии пересекают по понтонному мосту через Аму-Дарью границу с Северным Афганистаном, вслед за неофициальным вводом местного «партизанского» контингента: таджиков и узбеков («восставший народ») тремя неделями ранее.

Кроме старческого маразма советского генсека, никаких других объективных причин к войне не имелось, вроде бы… Но «процесс пошёл» и идёт до сих пор. В результате Афганистан для советской империи стал зловещим аналогом Мукдена и Цусимы.

Невольно возникает параллель со вскрытием гробницы Тамерлана в усыпальнице Гур-Эмир (Самарканд), что пришлось на ночь с 20 на 21 июня 1941 года.

*   *   *


Золотые серьги в скифском стиле, из собрания Бактрийский клада.



В 2003-м году археолог с мировым именем, Виктор Иванович Сарианиди, обращался через СМИ к нашим, туговатым на ухо чиновникам, чтоб прояснить ситуацию с юридическими правами России в отношении Бактрийского клада, но то был «глас вопиющего в пустыне», и пустыне отнюдь не афганской. В конце 2013-го Сарианиди не стало.

Что такое «Бактрийский клад»? – Примерно 20 тысяч ювелирных предметов, изготовленных из золота и драгоценных камней. Сокровище древнего скифского государства, по своей значимости соизмеримое с Золотом Трои или гробницей Тутанхамона, по-прежнему распыляется в бессистемной (с научной точки зрения) невесомости, и если набрать в гугловском поисковике словосочетание «бактрийский клад», то картинок найдётся совсем немного, далеко не 20 000... Картинки – ладно, а что с предметами?

Пока российские учёные пытались пробудить чиновников, фанатики-исламисты продолжали добивать скульптурное наследие самого раннего северного буддизма с помощью взрывчатки, обстоятельно и без лишнего шума. Как это сделали с огромными статуями Будды в Бомиане весной 2001-го.

Откуда такая дружная «восточно-западная» нелюбовь и пренебрежение к «кушанской теме»? Вероятно, причина в том, что мир скифской культуры оказался намного огромней, древней и значительней, чем это виделось ранее, исходя из прежних исторических концепций Европоцентризма. Да, придётся всё переписывать заново. Теперь не отделаться заблудившимися в горах фалангистами Александра Македонского. Счёт пошёл на тысячелетия. 


Ныне уже не существующий Будда в Бомиане 1985 года, тогда ещё под охраной шурави. 

Фото офицера-десантника Евгения Сылки (Минск). 

По материалам АртВо: http://artofwar.ru/c/capkow_w_w/text_0070.shtml

Комментарий от 19 июня 2014, 16:04



Не только фрак сохранил

Согласно новейшим исследованиям, возраст  таримских мумий около 4 тысяч лет, а генетика схожа с генетикой жителей Восточной Европы, то есть славян, чьих предков ранние эллины называли фракийцами, прекрасно зная, что это народ скифского происхождения. Знаменитый певец и музыкант Орфей, и храбреший из мужей Ахиллес, именуемый «владыкой земли скифской», – по праву считались фракийцами.

К фракийцу Ахиллесу выводил свою родословную величайший из всех полководцев Александр Македонский, что неудивительно, поскольку древние македонцы эпохи Троянской войны тоже были фракийцами. Позднее, парфяне и греки от имени фракийских всадников стали называть свою тяжёлую конницу катафрактами. Именно катафракты являются истинными предтечами тяжёлой рыцарской конницы  Европы, с её основным оружием – рыцарским копьём; правильнее сказать  – пикой, используемой для таранящего удара на полном скаку.

Иногда новое – это лишь хорошо забытое старое. Далёким предком  типичной одежды всадников – кафтана (европейского, русского, тюркского, еврейского, арабского, черкесского и т.д.) – является современный мужской фрак, каким-то чудом сохранивший в своём названии древнейшее имя скифов-фракийцев.

Впрочем, не только фрак сохранил… Всадник с копьём Святой Георгий на российском государственном гербе – это тоже память о древних степных рыцарях. 

   

Слева: древний рельеф с изображением фракийского всадника Героса (Болгария).

Справа: центральная часть герба России с иконой Святого Георгия. 

Комментарий от 23 июня 2014, 14:22



© А.Н. Новиков

Гостевая книга
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS